Меню

Ювенильный ревматоидный артрит базисная терапия

Современные подходы к базисной терапии ювенильного ревматоидного артрита

Омельченко Л.И., Ошлянская Е.А.

ДУ «ИПАГ АМНУ», г. Киев

Лечение хронических воспалительных заболеваний суставов является одной из актуальных проблем детской ревматологии. Согласно современным представлениям, к ювенильным хроническим артритам (по МКБ-10 — ювенильным идиопатическим артритам) относятся воспалительные заболевания суставов, начавшиеся в возрасте до 16 лет, имеющие сложный этиопатогенез и иммуногенетическое происхождение, хроническое течение и неоднозначный прогноз и исход патологического процесса. Все ювенильные хронические артриты негативно влияют на качество жизни больного ребенка, характеризуются прогрессирующим течением с высокой вероятностью ранней инвалидизации [1, 2].

Термин «ювенильный хронический артрит» применим в диагностически сложных случаях как диагноз наблюдения и подлежит уточнению в течение 3–6 месяцев от дебюта заболевания [2]. При этом в процессе верификации диагноза необходимо исключить рецидивирующие артриты вирусной или бактериальной этиологии, дифференцировать ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА), псориатический артрит и ювенильные спондилоартропатии (ЮСА), т.к. они имеют разные молекулярно-генетические основы, мишени и механизмы иммунной атаки, а, следовательно, разные подходы к терапии. При установлении диагноза ЮРА важно выделить вариант его течения, в зависимости от которого определяют объем и тактику лечения. Отсутствие этиотропной терапии ЮРА обусловливает патогенетический характер лечения, при этом

состав препаратов комплексной терапии зависит

от активности, особенностей клинического течения заболевания, оценки его прогностических факторов и факторов терапевтического риска 3.

На 5-м заседании Международной лиги ВОЗ по борьбе с ревматизмом (1993 г.) противоревматические лекарственные препараты были разделены на группы модифицирующих симптомы заболевания и контролирующих его течение.

Сегодня, когда арсенал противоревматических средств значительно расширился, он по-прежнему включает две основные группы препаратов: противовоспалительные средства, которые не могут остановить прогрессирование болезни и деструкцию суставов (нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и глюкокортикостероиды (ГКС)), и средства базисной терапии. Накопленные в последние годы сведения о тонких молекулярных механизмах ревматического воспаления и об особенностях цитокиновой регуляции системы иммунитета способствовало дальнейшему совершенствованию базисного лечения ЮРА, которое включает препараты биологического действия [6-9, 10].

Болезнь-модифицирующие базисные лекарственные средства оказывают свой эффект за счет подавления гиперактивации иммунной системы. Наиболее часто с этой целью используется иммуносупрессивное действие цитостатиков, аминохинолиновых препаратов и сульфаниламидов. Доказано, что назначение базисной терапии на ранних стадиях заболевания благоприятно сказывается на прогнозе ЮРА и предотвращаяет тяжелую инвалидизацию больного ребенка 10.

К препаратам базисного лечения при ЮРА предъявляются определенные требования: они должны обладать способностью вызывать не только клиническую, но и лабораторную ремиссию заболевания; сохранять лечебный эффект спустя некоторое время после их отмены; и тормозить процессы костной и хрящевой деструкции.

К основным механизмам их действия относится способность подавлять пролиферацию не только иммунокомпетентных клеток, но и синовиоцитов и фибробластов, что позволяет купировать различные звенья аутоиммунного воспаления. Особенностью всех средств базисной терапии является медленное развитие значимого клинического эффекта (обычно в течение 1–3 месяцев от начала приема), поэтому другим названием этой группы фармакологических средств является «медленно действующие противоревматические препараты» [5, 15]. К базисным препаратам первого ряда относится метотрексат, лефлуномид, циклоспорин А, сульфасалазин. При недостаточной эффективности монотерапии каким-либо из базисных препаратов при ЮРА может использоваться комбинированная базисная терапия препаратами первого ряда, но у детей допустимо одновременное применение не более двух базисных средств [1,9,15,16].

Препаратом выбора при лечении ЮРА среди иммуносупрессивных средств первого ряда на протяжении последних десятилетий остается цитостатический препарат метотрексат, относящийся к группе антиметаболитов, ингибирующий дегидрофолатредуктазу и другие фолат-зависимые ферменты в организме человека (тимидилатсинтетазу и 5-аминоимидазол-4-карбоксамидорибонуклеотид), что приводит к нарушению синтеза ДНК в быстроделящихся клетках. Высвобождение аденозина за счет подавления активности фолат-зависимых ферментов способствует развитию антивоспалительного эффекта метотрексата даже в низких дозах, при отсутствии подавления дегидрофолатредуктазы. Модуляция метаболизма аденозина приводит к ингибированию активности провоспалительных цитокинов (интерлейкинов 1, — 2, — 6; интерферонов и фактора некроза опухолей), способствует аденозин-индуцируемой вазодилатации. Иммуносупрессивному эффекту низких доз метотрексата способствует и подавление им восстановления метионина. Выявлены также его свойства индуцировать апоптоз клеток и изменять экспрессию генов, кодирующих синтез цитокинов. В организме под влиянием метотрексата подавляется рост моноцитарного ростка за счет апоптоза моноцитарных клеток, одновременно, в связи со стимуляцией тканевого ингибитора трансаминаз уменьшаются деструктивные процессы в суставообразующих структурах [17,18].

Читайте также:  Симптомы у собаки при ревматоидном артрите

Метотрексат используется в ревматологической практике более 40 лет, обладает доказанной в многочисленных исследованиях высокой эффективностью, хорошей переносимостью и является препаратом сравнения при оценке эффективности и безопасности других средств базисной терапии. Антифолатным эффектом метотрексата объясняются и развивающиеся при его применении побочные эффекты: диспептические явления, угнетение миелопоэза, гепатотоксичность, лимфаденопатия, поражение легких, канцерогенное и тератогенное действие. В связи с этим, обязательно проводится тщательное клиническое обследование больного до его назначения и регулярное мониторирование изменений в процессе лечения: исключается персистенция вирусов гепатитов, контролируется рентгенография органов грудной клетки, общий и биохимический анализ крови.

Метотрексат при лечении ЮРА применяют перорально или парентерально в низких дозах один раз в неделю. Оптимальное соотношение иммуносупрессивного эффекта и степени токсичности препарата при лечении метотрексатом большинство ревматологов отмечают при введении 15–20 мг/м 2 поверхности тела в неделю [19,20]. Увеличение дозы свыше 25 мг/м 2 в неделю повышает частоту побочных реакций. С целью предупреждения развития токсических эффектов метотрексата в ревматологической практике рекомендуется назначение фолиевой кислоты по 1-5 мг в сутки через сутки после приема метотрексата. В день приема метотрексата целесообразно также по возможности отменить прием НПВП, в первую очередь, диклофенака натрия. С целью повышения естественной резистентности организма к интеркуррентным инфекциям может быть предложено одновременное назначение препаратов интерферонового ряда в течение 1,5-3 месяцев. Иммуносупрессивные препараты второго ряда (циклофосфамид, хлорамбуцил, азатиоприн) используются в педиатрической практике значительно реже вследствие большей частоты нежелательных реакций.

Различают несколько основных вариантов течения ЮРА, в зависимости от которых может отличаться прогноз заболевания и, соответственно, терапевтическая тактика — моно- (или олиго-) артрит (имеющий три основных серологических субтипа), полиартрит (серопозитивный или серонегативный по ревматоидному фактору) и системный вариант (с дебютом в виде синдрома Стилла или аллергосепсиса Висслера-Фанкони).

Согласно данным клинического регистра больных отделения заболеваний соединительной ткани у детей ГУ «ИПАГ АМНУ» среди наблюдаемых в течение 10 лет 209 больных ювенильными хроническими артритами 20,57% госпитализированных составили пациенты с ревматоидным олигоартритом, 18,18% больных имели полиартритический вариант ЮРА и 54,06% — системный вариант заболевания, оставшиеся 7,09 % детей наблюдались как ювенильный хронический артрит, который в катамнезе был расценен как ЮСА и псориатический артрит.

Позитивный по антинуклеарным антителам олигомоноартрит чаще встречался у девочек младшего возраста. При таком варианте течения ЮРА несимметрично поражались коленные, голеностопные суставы, иногда отдельные пальцы на руках. Главная опасность заключается в возможном развитии тяжелого поражения глаз.

Основным методом лечения ревматоидных олигоартритов остаются различные НПВП. При недостаточной их эффективности при этом варианте заболевания показано внутрисуставное введение ГКС (метилпреднизолона ацетата или бетаметазона). У детей младшего возраста не потеряли свою актуальность хинолиновые производные (предпочтительно гидроксихлорохин) из расчета 6-8 мг/кг в сутки после ужина. При неэффективности проводимой терапии в течение 6 месяцев назначается иммуносупрессивная терапия, при этом препаратом выбора является метотрексат в дозе 7,5-10 мг/м 2 /нед. При развитии переднего увеита целесообразно максимально раннее назначение иммуносупрессивной терапии метотрексатом, а в случаях его тяжелого течения — в комбинации с циклоспорином (3,5–5 мг/кг/сут).

Классический полиартритический вариант течения ЮРА чаще развивается у девочек старшего возраста и представляет собой аналог взрослой формы ревматоидного артрита, особенно, при выявлении ревматоидного фактора. При этом варианте поражаются мелкие суставы кистей и суставы нижних конечностей, быстро вовлекаются практически все суставы, в том числе, шейный отдел позвоночника и височно-нижнечелюстной сустав. Именно при таком варианте течения ЮРА больным необходимо максимально раннее назначение иммуносупрессивной терапии. Препаратом выбора также является метотрексат, назначаемый в несколько большей дозе: 12–15 мг/м 2 /нед, преимущественно, подкожно или внутримышечно с целью более быстрого развития эффекта. При недостаточной его эффективности в отношении контроля над заболеванием в течение 6–12 месяцев доза метотрексата может быть увеличена до 20 мг/м 2 /нед при условии хорошей переносимости. Эффективность и переносимость метотрексата улучшается при сочетании с интраартикулярным или пероральным (в дозе не более 0,5 мг/кг) назначением ГКС с их последующей отменой. При неэффективности высоких доз метотрексата в течение 3–6 месяцев и/или появлении его побочных действий целесообразно использование комбинированной терапии метотрексата в меньшей дозе (10–12 мг/м 2 /нед) с циклоспорином или лефлуномидом [1,15].

Читайте также:  Артрит обратим или нет

Самый тяжелый вариант течения ЮРА — это системный вариант. Он сопровождается высокой лихорадкой, сыпью, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией. Могут развиваться поражения различных внутренних органов, проявления васкулита и полисерозита. Суставной синдром в дебюте представлен артралгиями и/или нестойкими синовиитами. Однако у некоторых больных очень быстро могут развиваться деструктивные изменения в суставах. Программа лечения пациентов с системным вариантом ЮРА предусматривает обязательное одновременное назначение ГКС и базисных средств, также преимущественно метотрексата в среднетерапевтической дозе 10 мг/м 2 в неделю. При благоприятном клиническом течении болезни после отмены противовоспалительных препаратов может продолжаться монотерапия метотрексатом в течение нескольких лет или пожизненно.

Необходимо помнить, что терапия метотрексатом не оказывает существенного влияния на выраженность системных проявлений ЮРА. Ее эффективность может быть оценена не ранее, чем через 2-3 месяца от начала.

Анализ ответа пациента на проводимую терапию предусматривает возможности изменения первоначальной тактики лечения. В качестве модификации терапии системного варианта ЮРА метотрексатом при недостаточной ее эффективности может быть предложено:

— дополнительное к пероральному применению ГКС внутрисуставное введение их пролонгированных форм в «активные» суставы;

— замена на парентеральный (внутримышечный или подкожный) путь введения метотрексата и (или) увеличение его дозы до 15–20 мг/м 2 /нед

— замена базисного препарата на циклоспорин (3,5–5 мг/кг) или азатиоприн 1,5 мг/кг/сут [2,12,21].

В последние десятилетия появились обнадеживающие результаты лечения некоторых аутоиммунных заболеваний с помощью препаратов биологического действия — цитокинов и их рецепторов. Согласно проведенным исследованиям, практически все эти новые препараты для базисной терапии рекомендуется применять только при предшествующей неэффективности комбинированной цитостатической терапии в течение года в сочетании с метотрексатом.

В настоящее время также определены показания для назначения сочетанной иммуномодулирующей (внутривенные иммуноглобулины) и антибактериальной и/или противовирусной терапии для лечения хронических персистирующих вирусной, бактериальной и смешанной (оппортунистической) инфекций на фоне базисного лечения ЮРА [22].

По сравнению с другими препаратами, применяемыми для лечения ЮРА, при использовании метотрексата отмечается максимальная «удерживаемость» пациента на терапии, составляющая в среднем, согласно данным литературы, около 63% больных в течение 5-летнего наблюдения 11.

Согласно данным клинического регистра больных нашей клиники из 209 больных ЮРА метотрексат в составе комплексной терапии получали 103 (49,28%) пациента, из них 4 детей — в составе комбинированной базисной терапии (2 – метотрексат и делагил, 1 – метотрексат и сульфосалазин, 1 – метотрексат и циклофосфамид). Из всех пациентов, получавших лечение метотрексатом, терапия была прекращена в связи с развитием побочных эффектов только в 5 случаях (в 1 случае – пульмонита, в 1 случае – туберкулеза, в 3 случаях – гепатотоксичности), кроме того у 19 пациентов отмечена неудовлетворительная переносимость метотрексата – возникновение в течение первых 2-4 недель приема тошноты, рвоты, изжоги, метеоризма, болей в животе, требовавших назначения дополнительных лекарственных средств. Однако, вследствие плохой переносимости терапия метотрексатом была отменена только у 3 пациентов, хотя диспептические нарушения в процессе терапии выявлялись в среднем у 56 % наблюдаемых нами больных ЮРА, у детей, ранее получавших лечение – в 66,98% случаев — с практически равной частотой в группах детей, получавших и не получавших метотрексат.

Читайте также:  Как снять воспаление при артрите коленных суставов

Возникновение диспептических явлений в процессе лечения метотрексатом объясняют снижением репаративных возможностей слизистых желудочно-кишечного тракта за счет нарушения клеточного цикла в быстроделящихся эпителиоцитах слизистой оболочки под непосредственным влиянием цитостатического препарата. Однако, нельзя исключить потенциирование побочных реакций при приеме метотрексата в связи с назначением в составе комплексной терапии ЮРА детям нестероидных и стероидных противовоспалительных средств.

В нашей клинике в 2007-2009 гг. проводились исследования, выявившие наличие нарушений микробиоценоза кишечника у всех больных ЮРА. In vitro была доказана способность метотрексата дозозависимо подавлять рост лактобацил [23]. Этот факт объясняется частичной утилизацией микроорганизмами метотрексата и может приводить к необходимости повышения дозы препарата для достижения терапевтического эффекта у пациента, что также увеличивает риск развития побочных реакций. Кроме этого, развитие дисбиотических нарушений также усугубляет течение диспептического синдрома у детей с ЮРА и требует коррекции медикаментозной терапии.

При неудовлетворительной переносимости препарата, возникает необходимость выбора более оптимального в таких случаях – парентерального — пути введения 24.

Преимуществами парентерального введения метотрексата являются:

— лучшая биодоступность препарата, независимая от степени его индивидуальной абсорбции (последняя может варьировать в пределах 20-80% от вводимой дозы). При этом биодоступность при подкожном и внутримышечном введении существенно не отличается;

— лучшая переносимость, регистрируемая, согласно данным предшествующих исследований, даже при назначении доз до 45 мг/нед (у взрослых);

— более высокая биодоступность препарата при его парентеральном введении обусловливает и его большую эффективность при парентеральном применении, чем при назначении равных доз энтерально;

— более быстрое наступление клинического эффекта;

— доказанная безопасность применения у детей, меньшее количество регистрируемых нежелательных эффектов терапии;

— сохранение позитивного влияния на замедление деструктивных процессов в суставах и процессов роста длинных рубчатых костей.

Фармацевтической компанией «Медак ГмбХ» (Германия) был выпущен препарат «Методжект», представляющий собой раствор метотрексата для инъекций [24]. Его преимуществами по сравнению с другими инъекционными препаратами метотрексата являются:

— безопасность для окружающих в связи с отсутствием контакта с цитостатическим препаратом и возможности его проливания;

— удобство для пациентов в связи с четким дозирование дозы: 7,5 мг, 10 мг, 15 мг, 20 мг или 25 мг метотрексата в маркированных разным цветом шприцах для самостоятельного введения;

— стабильность раствора и возможность его хранения в течение 2 лет при комнатной температуре;

— экономия времени медработников и пациентов;

— возможность контроля проводимой терапии при недостаточном комплайенсе с ребенком;

— возможность использования для подкожного введения, что обеспечивается небольшим объемом препарата и способствует его депонированию и максимальной эффективности при минимальной терапевтической дозе.

В нашей клинике препарат Методжект был назначен 20 детям с ЮРА в возрасте 1,5-16 лет. Из них 7 детей были с системным вариантом заболевания, у 2-х пациентов был диагностирован серопозитивный полиартрит, в остальных случаях — АНА-позитивный олигоартрит. Активность заболевания была в пределах І-ІІ степени активности воспалительного процесса.

В 9 случаях методжект применялся в качестве стартовой терапии для достижения более быстрого эффекта, в 11 случаях он был назначен при в качестве замены таблетированного метотрексата у детей с жалобами на тошноты и рвоты.

Всем пациентам была назначена терапия препаратом методжект в дозе 10 мг/м 2 /нед. Параллельно дети с олигоартритом и 1 ребенок с полиартритом получали НПВП — диклофенак натрия в дозе 2-3 мг/кг, а 1 ребенок с полиартритом и дети с системными формами заболевания — глюкокортикостероиды (метилпреднизолон) в дозе 0,5-1 мг/кг по преднизолону.

В процессе наблюдения у пациентов оценивались основные суставные и внесуставные проявления заболевания при госпитализации и через 6 недель после назначения методжекта (табл. 1 и рис. 1).

Источник статьи: http://medac.ua/yuvenial-ideopat-artrit/96-sovremennye-podkhody-k-bazisnoj-terapii-yuvenilnogo-revmatoidnogo-artrita.html