Меню

Ювенильный ревматоидный артрит рентгенологические стадии

Ювенильный ревматоидный артрит

Детерминанты предрасположенности к ЮРА

Предполагают, что один или несколько экзогенных или аутоантигенных пептидов могут присоединяться к этому гену предрасположенности к ЮРА и вызывать это заболевание. Интересно, что вирусный гликопротеин Эпштейна—Барра (гликопротеин 110) содержит идентичную последовательность аминокислот. Таким образом, можно допустить, что ЮРА — это полиэтиологическое заболевание, в основе которого лежит изменение реактивности больных, их сверхчувствительности к различным факторам внешней среды, но с единым иммунопатологическим механизмом. ПАТОГЕНЕЗ. В основе патогенеза ЮРА лежит активация иммунокомпетентных клеток, аутоиммунные реакции и формирование иммунных комплексов. Для подобного утверждения имеются определенные доказательства, которые представлены в таблице 59.

Основные признаки участия иммунологических механизмов в патогенезе ювенильного ревматоидного артрита

В соответствии с последними научными данными можно предполагать следующий механизм развития ЮРА (рис. 57).

Схема патогенеза ювенильного ревматоидного артрита

; ИЛ — интерлейкин, Нр — нейтрофилы, М — моноциты, Л — лимфоциты, Ф — фагоциты, ПГ — простагландины, ЛТ — лейкотриены, С — серотонин, Г — гистамин Этиологический фактор (вирус Эпштейна—Барра, микоплазмы, бактерии и др.) действует в двух направлениях. Во-первых, этиологический фактор (или его антигены) локализуется на синовиальной оболочке сустава, вызывая местную иммунную реакцию с образованием измененных (агрегированных) IgG, обладающих аутореактивностью (аутоантигенностью). При этом агрегированные IgG распознаются как чужеродные антигены. В результате этого синовиальная оболочка сустава набухает, становится гиперемированной, в полости сустава значительно увеличивается количество синовиальной жидкости. Следовательно, в результате местной иммуновоспалительной реакции возникает синовит. Во-вторых, антигенные детерминанты (вирусные частицы, пептидогликан бактериальной стенки и др.) этиологического фактора присоединяются к антигенным детерминантам гипервариабельной зоны гаплотипа DR-6eTa-l HLA-антигенов, вызывая активацию 1а-антиген-позитивных клеток, которые выделяют интерлейкин-1, активирующий Т-лимфоциты-хелперы, и представляют данные антигены для взаимодействия с рецепторами распознавания Т-клеток-хелперов. В дальнейшем активированные Т-лимфоциты-хелперы секретируют лимфокины и интерлейкины. В частности, происходит интенсивный синтез интерлейкина-2, который связывается рецепторами на поверх ности активированных Т-клеток и стимулирует их пролиферацию. Это приводит к усиленному синтезу других Т-клеточных цитокинов (интерлейкина-6, Т-нуклеарного фактора и др.), которые способствуют пролиферации В-лимфоцитов и их превращению в плазматические клетки, активно синтезирующие антитела. Воспринимая измененный IgG как чужеродный антиген, плазматические клетки синовиальной оболочки и лимфоциты вырабатывают к его Fc-фрагменту иммуноглобулина антитела классов IgG и IgМ. Это так называемые ревматоидные факторы (РФ), т.е. аутоантитела. РФ, таким образом, представляет собой ЛТ, обычно это IgМ или к фрагменту Fc1 измененного IgG. В дальнейшем соединение РФ с IgG формирует иммунные комплексы, которые, связываясь с Clq компонентом системы комплемента, активируют систему комплемента по классическому пути. При этом образуются компоненты СЗа и С5а системы комплемента, которые обеспечивают хемотаксис нейтрофилов, макрофагов и лимфоцитов (особенно Т-лимфоцитов-хелперов, СО4-позитивных) в патологический очаг. При этом возникает инфильтрация синовиальной оболочки указанными клеточными элементами, наблюдается ее гипертрофия, формируется воспалительная грануляционная ткань, так называемый паннус. Паннус — это грануляционная ткань, которая состоит из пролиферирующих фибробластов, лимфоидных клеток, макрофагов и богата сосудами. Кроме того, в результате активации системы комплемента образуется мембранно-атакующий комплекс (МАК), состоящий из двух комплексов С5b6789 и имеющий молекулярную массу около 2 млн дальтон. Данный МАК обладает огромным литическим потенциалом, поскольку он дестабилизирует липидный бислой клеток и вызывает дезорганизацию плазматических мембран. Первичная альтерация приводит к активации фактора Хагемана, который одновременно активирует кининовую систему и свертывание крови. Это ведет к нарушению микроциркуляции, микротромбозам, появляются изменения в мелких сосудах, в полость сустава выделяются различные биологически активные вещества (серотонин, простагландины, кинины и др.). Кроме того, это способствует активации макрофагов и приводит к выделению монокинов и других моноцитарных посредников. В свою очередь, это вызывает фагоцитоз иммунных комплексов нейтрофилами и образование так называемых рагоцитов. Наблюдается разрушение фагоцитов, поглотивших ИК, что, в свою очередь, ведет к выделению медиаторов воспаления, таких как простагландины, вазоактивные амины (гистамин, серотонин и др.), протеазы, лейкотриены и кислородные радикалы (гидроксильные радикалы, супероксидный анион и др.). Клетки синовиальной оболочки продуцируют коллагеназу, которая приводит к деградации хряща. Кроме того, простагландины, которые образуются синовиальным паннусом, стимулируют активность остеокластов и усиливают резорбцию кальция из костей, приводя к эрозиям суставной кости. В результате воздействия перечисленных биологически активных веществ происходит разрушение хрящевой и костной ткани. Паннус наползает на суставную поверхность, проникает в суставной хрящ, вызывая там дистрофические и деструктивные изменения в виде трещин, эрозий, остеопороз. Это — важнейший признак данного заболевания, ибо происходит постепенное исчезновение хряща, замена его грануляционной тканью. В дальнейшем прогрессирование болезни приводит к фиброзу и склерозу капсулы сустава и образованию фиброзных спаек. Эпифизы костей приобретают изъеденный вид, а при значительных эрозиях полностью разрушаются. Происходит пролиферация ткани суставной капсулы, наблюдается сужение суставной щели. Конечной стадией суставных изменений является костный анкилоз. Мышцы, которые находятся около пораженных суставов, атрофируются. С деформацией костной части сустава, с хроническим воспалением околосуставных тканей капсулы суставов и связок связана типичная для ЮРА деформация суставов. Типичным клинико-патоморфологическим проявлением ЮРА является наличие ревматоидных подкожных узелков, которые представляют собой лимфатические гранулемы, имеющие зоны фибриноидного некроза, окруженные гистиоцитами и лимфоцитами. Поскольку одним из основных механизмов ЮРА является формирование иммунных комплексов, то их отложение может происходить во многих органах, и поэтому в патологический процесс могут вовлекаться практически все органы (сердце, легкие, почки, печень и др.) с преимущественным поражением мелких артерий. КЛАССИФИКАЦИЯ. Классификация ЮРА была предложена в 1980 году группой московских педиатров (А.В. Долгополова, А.А. Яковлева, Л.А. Исаева). Она основана на совокупности различных параметров, которые учитывают клинические и лабораторные особенности течения ЮРА (табл. 60).

Классификация ювенильного ревматоидного артрита

(А.В. Долгополова и соавторы, 1980)

Согласно классификации с точки зрения системности поражения выделяют преимущественно суставную, суставно-висцеральную и комбинированную (в сочетании с другими заболеваниями) формы ЮРА. У детей наиболее часто наблюдается суставная форма заболевания, которая встречается в 60—75% случаев. Суставно-висцеральная форма встречается у 20—25% детей. ЮРА в сочетании с другими системными заболеваниями встречается довольно редко. По содержанию в сыворотке крови и/или синовиальной жидкости РФ больные ЮРА подразделяются на РФ-позитивные и РФ-негативные. В литературе понятия «серопозитивный» и «РФ-позитивный» применяются как равнозначные. Однако преимущество термина «РФ-позитивный» состоит в том, что он одновременно характеризует выявление РФ не только в сыворотке крови, но и в синовиальной жидкости. Рассмотрим, что представляет собой РФ и какова его роль в развитии РА. В сыворотке крови больных обнаруживается РФ, определяемый известной реакцией Ваалера—Роузе. Это так называемый классический РФ-фактор класса IgМ. Однако около 20% больных с бесспорным РА не имеют РФ в сыворотке и в синовиальной жидкости. Такие больные характеризуются как серонегативные по РФ в отличие от серопозитивных, у которых этот фактор обнаруживается. Это позволило трактовать РФ либо как показатель активности, либо как не имеющий патогенетического значения. В настоящее время эта точка зрения отвергнута. Выяснилось, что при длительном наблюдении, в течение 1—20 лет, у 38% больных с предполагаемым серо- негативным РА выявились другие заболевания, такие как остеоартроз, болезнь Бехтерева, псориатический артрит, что и объясняет серонегативность этих больных. Кроме РФ класса IgM, были обнаружены и другие РФ, относящиеся к igG, но, по-видимому, их патогенетическая роль меньше. Учитывая, что часть больных не имеют в крови РФ, обнаруживаемого обычными методами, пытались объяснить некоторые отличия клинического течения РА в зависимости от наличия РФ. Так, считалось, что серонегативный РА, по сравнению с серопозитивным, развивается чаще у лиц молодого возраста, имеет относительно доброкачественное течение, характеризуется невысокой активностью и не вызывает тяжелых поражений суставов. Однако не все принимают эту точку зрения, имеются и противоположные мнения. Обнаружены также и генетические отличия, свойственные больным РА. Родственники больных серонегативным артритом болеют РА не чаще, чем в контрольных группах. Серопозитивному РА свойственно наличие HLA-антигена DR4, у больных серонегативным РА свой маркер — HLA-DR1. Учитывая различия по HLA-антитигенам, некоторые ученые считают их разными заболеванияи. Таким образом, хотя эти данные противоречивы, тем не менее следует иметь в виду, что существуют различия между серонегативными и серопозитивными РА. В зависимости от характера течения ЮРА может иметь быстро или медленно прогрессирующее течение, а также протекать без заметного прогрессирования. Характеризуя активность ЮРА, выделяют три ее степени: I (минимальная), II (средняя) и III (максимальная). Для их определения используется совокупность показателей воспалительного процесса, которые представлены в таблице 61. Таблица 61

Читайте также:  Реактивный белок при ревматоидном артрите норма

Показатели активности ювенильного ревматоидного артрита

Степень активности процесса определяется числом баллов: I степень — 8 баллов; II — 9—16 баллов; III — 17—24 балла. Стадии болезни, характеризующие прогрессирование ЮРА, определяются исключительно рентгенологически и во всем мире оцениваются принципиально одинаково (табл. 62). При оценке стадий заболевания необходимо иметь в виду, что при ЮРА изменения разных суставов находятся в различных рентгенологических стадиях, поэтому в диагнозе конкретного больного отражается стадия, соответствующая максимальным изменениям любого сустава. При оценке функциональной способности больного используют следующие градации: 1) функциональная способность сохранена; 2) нарушена по состоянию опорно-двигательного аппарата: а) способность к самообслуживанию сохранена; б) способность к самообслуживанию частично утрачена; в) способность к самообслуживанию утрачена полностью; 3) нарушена по состоянию глаз или внутренних органов.

Рентгенологические стадии ювенильного ревматоидного артрита

(Steinbroker и соавторы, 1949, с изменениями)

КЛИНИКА. Наиболее частая локализация поражения — периферические суставы. Нередко развитию заболевания предшествует грипп, ангина, обострение хронической инфекции. Отмечается связь с метеорологическими факторами. В продромальном периоде РА уже можно выявить определенную утреннюю скованность в суставах у 1/3 больных. Объясняют это тем, что пик выделения гидрокортизона в организме смещается с 7—8 ч утра на более поздние часы. Что касается начала заболевания, то оно чаще подострое, у трети больных появляется полиартралгия, у другой трети — артрит. Наиболее интенсивные боли появляются во второй половине ночи и утром, это так называемый «воспалительный ритм» болезни, к вечеру боли слабее. Утренняя скованность обычно наблюдается у 95— 100% больных, это нередко ощущается больными как симптом «тугих перчаток». Утренняя скованность соответствует активности болезни. Необходимо только учитывать, что симптом утренней скованности имеет диагностическую ценность при его продолжительности более 30 мин. Реже имеет место острое начало, когда появляются резкие боли, припухлость, высокая лихорадка, обездвиженность. Еще реже отмечается медленное начало. В раннем периоде проявления болезни часто нестойкие, они возникают в виде полиартрита, реже — моно- или олигоартрита (табл.63). По частоте поражения суставы можно расположить в следующем порядке: на первом месте стоят второй, третий пястно-фаланговые и проксимальные межфаланговые суставы, затем следуют коленные и лучезапястные суставы и еще реже — заболевание начинается с артрита локтевых и голеностопных суставов. Следует помнить о том, что в начале болезни некоторые суставы при РА не поражаются, это так называемые суставы исключения. К ним относятся дистальные межфаланговые суставы, они чаще поражаются при остеоартрозе, I пястно-фаланговый сустав, про ксимальный межфаланговый сустав V пальца. Имеется предположение, что поражение этих суставов в ранней фазе исключает РА, т.е. что при поражении этих суставов имеется какое-то другое заболевание.

Клинические особенности течения суставной формы ювенильного ревматоидного артрита

В ранней форме болезни (экссудативной) преобладают экссудативные явления — припухание периартикулярных тканей, болезненность, ограничение движения. Может быть гиперемия кожи. При поражении крупных суставов гиперемии обычно нет. Продолжительность ранней фазы примерно около года. В дальнейшем развивается пролиферативно-экссудативная фаза, при которой имеется уже развернутая картина болезни, в этом случае развиваются не только поражения суставов, но и общие прогрессирующие явления, такие как слабость, исхудание, астения, субфебрильная температура тела. В этой фазе уже имеется типичное стойкое поражение суставов. Оно заключается в дефигурации суставов, в сморщивании их капсулы, появлении контрактур, подвывихов, трофических изменений кожи; ладони нередко приобретают довольно интенсивную розоватую окраску, что получило название ревматоидных ладоней. Деформация и дефигурация суставов часто дает ряд характерных клинических симптомов. Ульнарная девитация кисти, в основе которой лежит изменение костного аппарата и слабость мышц, изменяет форму кисти, которая приобретает сходство с плавниками моржа. При внимательном рассмотрении кисти можно видеть разнообразные изменения в зависимости от направления деформации по осям пальцев: пальцы могут формировать кисть в виде «лебединой шеи», «бутоньерки», «пуговичной петли». Вообще осмотр кисти у больного с подозрением на РА имеет очень большое значение, не случайно говорят, что ревматоидная кисть — это «визитная карточка» заболевания. Кроме суставов кисти, как уже говорилось, поражаются и другие суставы — локтевой, плечевой; иногда вначале изменяются суставы стопы, обычно это II и IV пальцы; поражение I пальца на стопе и плюснефалангового сустава при РА бывает редко. Могут вовлекаться в процесс коленный и голеностопный суставы. Для суставного синдрома при ювенильном ревматоидном артрите характерным является: 1) симметричность поражения суставов; 2) утренняя скованность (в течение 1 часа и более); 3) припухлость суставов; 4) локальная гипертермия над пораженным суставом; 5) болезненность при движении и в покое (симптом простыни); 6) отсутствие изменения цвета кожи над пораженным суставом; 7) деформация (шаровидная, веретенообразная) суставов; 8) ульнарная девиация; 9) развитие контрактур и анкилозов. Важным и ранним внесуставным признаком является атрофия мышц, признак настолько ранний, что может развиваться через 1—2 недели. Изменения кожи необходимо всегда учитывать у больных с этим заболеванием. Имеется бледность, которая обусловлена, с одной стороны, анемией, а с другой — нарушением васкуляризации кожи, т.е. изменением тонуса кожи и капиллярного кровообращения. Ранее отмечалось, •чго трофические изменения капилляров ладоней и дают эту розовую, иногда с цианотичным отттенком ладонь. Весьма характерны изменения ногтей трофического характера. Особое внимание необходимо обращать на наличие так называемого дигитального артериита; это мелкие коричневые очажки около ногтей, являющиеся результатом некроза вследствие ревматоидного васкулита. Наличие дигитального артериита — это признак уже системности РА, признак генерализации васкулита; обычно при этом определяется в крови РФ. Следующим прогностически важным симптомом является наличие ревматоидных узелков. Это один из диагностических критериев заболевания, он наблюдается примерно в 20—23% случаев. Эти узелки представляют собой изменения под кожей размером от горошины до лесного ореха, часто они локализуются вблизи локтей, на разгибательных поверхностях предплечья, но могут быть и в других областях. Узелки безболезненные, часто подвижные, но иногда спаяны с апоневрозом или костью. Они появляются обычно при серопозитивном РА и, как уже говорилось, являются признаком активности. В ряде случаев имеется лимфаденопатия и увеличение лимфатических узлов, особенно при генерализации процесса. Поражение организма при РА не ограничивается суставами, может быть и вовлечение в процесс внутренних органов. Долгое время выделяли особую форму РА — суставно-висцеральную. Сейчас этого понятия в нашей классификации нет, так как в него не включались такие важные проявления РА, как кожные узелки, полиневропатия, язвы голеней, поражения глаз. Отнести к висцеральным поражениям РА изменения внутренних органов не всегда легко, потому что у людей старшего возраста эти изменения могут быть обусловлены сопутствующими заболеваниями. Для характеристики этих проявлений РА был принят термин «внесуставные проявления РА», не очень удачное название; появился термин «ревматоидная болезнь», тоже слишком широкий и не очень понятный. Сейчас в классификацию введено название поражения «системные поражения ревматоидного артрита». В основе этих системных проявлений лежат васкулиты. Считается, что они своим происхождением обязаны иммуноглобулинам и РФ. При РА описывается поражение легких (ревматоидное легкое), сердца (ревматоидное сердце). Это, по сути, такой же ревматоидный процесс, только с локализацией внутри органов. Отнести данное поражение внутренних органов к системным проявлениям РА можно только при исключении другого их происхождения и при наличии признаков активного РА, т.е. при наличии РФ, ЦИК, ревматоидных узелков и т.д. РА может сопровождаться поражением почек разнообразного характера. Наиболее частым осложнением является амилоидоз почек, но может быть и картина различных форм ГН, нередко бывает пиелонефрит. Все эти поражения могут комбинироваться, давая понятие «ревматоидной почки». Нередко, особенно при тщательном обследовании, можно найти наличие полинейропатии, она встречается у 1 — 10% больных. Глубокое поражение бывает редко, чаще — это расстройство чувствительности, могут быть болевые ощущения. Клинико-лабораторные проявления синдрома Стилла у детей характеризуются сочетанием следующих основных признаков: 1) острое начало с быстро прогрессирующим течением и частыми рецидивами; 2) полиартрит (крупные и мелкие суставы, позвоночник); 3) высокая лихорадка; 4) нестойкая полиморфная сыпь на лице, туловище, конечностях; 5) лимфаденопатия; 6) спленомегалия; 7) висцериты (кардит, нефрит, полисерозит и др.); 8) лабораторные изменения (СОЭ до 40—60 мм/ч, анемия, лейкопения). Аллергосептический вариант суставно-висцеральной формы ювенильного ревматоидного артрита характеризуется острым началом, гектической и длительной (от 2—3 недель до 2—3 месяцев) лихорадкой с ознобами и проливным потом, артралгией крупных суставов без развития выраженных деформаций, полиморфной сыпью (пятнисто-папулезная, уртикарная). Кроме того, у таких больных часто отмечаются висцериты (миокардит, перикардит, плевропневмонит, васкулит и др.). Лабораторные изменения характеризуются наличием ускоренной СОЭ до 50—60 мм/ч, лейкоцитозом и нейтрофилезом. ЛАБОРАТОРНЫЕ ДАННЫЕ. К специфическим изменениям можно отнести наличие РФ. Но, к сожалению, на ранних стадиях РФ не является диагностическим подспорьем, потому что до 6 месяцев течения заболевания он обнаруживается крайне редко (до 1 года — в 20— 25% случаев). В крови отмечается лейкоцитоз или лейкопения, увеличение СОЭ, типичные белковые изменения, характерные для любого воспаления. Они свидетельствуют об активности процесса, нарастании альфа-2-глобулина, позднем увеличении гамма-глобулина. В диагностике может помочь исследование синовиальной жидкости. Конечно, исследование ее осуществляется в специализированных учреждениях. У больных РА отмечается снижение ее вязкости, увеличение количества лейкоцитов (нейтрофилов), иногда значительное — до 60- 10/л. Особенно характерно наличие рагоцитов, это нейтрофилы, ядра которых оттеснены, а внутри находится образование в виде’ виноградной грозди, представляющее собой фагоцитированные крупные И К. Комплемент в синовиальной жидкости снижен, а его уровень остается нормальным. Используется также биопсия синовиальной оболочки, но это доступно только специализированным учреждениям. ДИАГНОСТИКА. Клиническая картина ЮРА показывает, что имеется большое количество симптомов, которые могут встречаться при других заболеваниях. Поэтому были предприняты разные попытки выделить определенные диагностические критерии для определения ЮРА. В настоящее время наиболее признанной и общепринятой является диагностическая система Американской ревматологической ассоциации, предложенная в 1988 году: 1) утренняя скованность движений в суставах (в течение не менее 1 ч); 2) артрит трех и более суставных групп (припухлость или наличие жидкости в суставах). Оценивается состояние суставов 14 локализаций: правые и левые проксимальные межфаланговые суставы кистей, пястно-фаланговые, лучезапястные, локтевые, коленные, голеностопные, плюснефаланговые; 3) артрит суставов кисти (наличие припухлости в одной из трех групп суставов: проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых или лучезапястных); 4) симметричный артрит в группах суставов, перечисленных выше. При этом в случае двустороннего воспаления не требуется абсолютной симметричности для суставов кистей и стоп; 5) ревматоидные узелки, установленные врачом; 6) наличие ревматоидного фактора в сыворотке крови; 7) рентгенологические изменения суставов, типичные для ревматоидного артрита. Диагноз ревматоидного артрита устанавливают при наличии не менее 4 из этих 7 признаков. При этом критерии с 1-го по 4-й должны иметь длительность не менее 6 недель. Указанные критерии были предложены для диагностики ревматоидного артрита у взрослых. К сожалению, при их использовании у детей необходимо учитывать особенности течения ювенильного ревматоидного артрита: 1) более частое начало и течение по типу моно- или олигоартрита, с поражением крупных суставов; 2) частое поражение глаз; 3) более частое наличие кожных высыпаний (эритематозно-макулезный дерматит); 4) чаще наблюдается серонегативность (РФ в сыворотке крови обнаруживается лишь у 3—25% больных); 5) более благоприятный прогноз. В педиатрической практике можно применять критерии ЮРА, которые основаны на критериях Американской ревматологической ассоциации, но были адаптированы для детей (А.В. Долгополова и соавторы, 1977). Авторы указанной системы диагностики считали, что при наличии 8 признаков устанавливается диагноз «классический» ЮРА, 4 признаков — «определенный» и 3 признаков — «вероятный» ЮРА. А Клинические признаки: 1) артрит продолжительностью 3 месяца и более; 2) артрит второго сустава, возникший через 3 месяца или позднее после поражения первого сустава; 3) симметричное поражение мелких суставов; 4) выпот в полости сустава; 5) контрактура сустава; 6) тендосиновит или бурсит; 7) мышечная атрофия (чаще — регионарная); 8) утренняя скованность; 9) ревматоидное поражение глаз; 10) ревматоидные узелки. Б. Рентгенологические признаки: 1) остеопороз, мелкокистозная перестройка костной структуры эпифизов; 2) сужение суставных щелей, костные эрозии, анкилоз суставов; 3) нарушение роста костей; 4) поражение шейного отдела позвоночника. Б. Лабораторные признаки: 1) положительный ревматоидный фактор; 2) положительные данные биопсии синовиальной оболочки. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ ювенильного ревматоидного артрита следует проводить со многими заболеваниями, протекающими с суставным синдромом. В частности, ювенильный ревматоидный артрит следует дифференцировать с ревматизмом, диффузными заболеваниями соединительной ткани (системная красная волчанка, системная склеродермия, дерматомиозит), реактивными артритами, обусловленными различными инфекциями (табл. 64). Таблица 64

Читайте также:  Визуальная ревматология ревматоидный артрит

Критерии дифференциальной диагностики артритов у детей

ЛЕЧЕНИЕ. Основной целью лечебных воздействий при ЮРА является подавление активности и прогрессирования процесса, восстановления, по возможности, функций суставов и профилактика обострения. Главным принципом терапии является прежде всего применение комплекса лечебных средств, воздействующих на разные стороны патогенеза. Второй принцип — длительность и этапность лечения. И, наконец, третий принцип — дифференцированное лечение в зависимости от формы болезни, ее течения и активности. Основные направления лечения ЮРА складываются из применения медикаментозных препаратов, физиотерапии, ЛФК и санаторно-курортного лечения. Медикаментозное лечение больных ЮРА включает в себя применение противовоспалительных препаратов быстрого действия (нестероидные противовоспалительные препараты) и базисных препаратов (медленного действия), воздействующих на основные иммунные звенья патологического процесса (препараты золота, Д-пеницилламин, цитостатические иммунодепрессанты, хинолиновые производные и др.). Для лечения преимущественно суставной формы ЮРА применяют в основном нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), которые ингибируют активность простагландинсинтетазы и тем самым блокируют синтез простагландинов, очень важного фактора воспаления при ЮРА. Среди препаратов этой группы сохраняет значение ацетилсалициловая кислота, которую назначают по 0,2 г на год жизни или по 50—75 мг на 1 кг массы тела 4 раза в сутки, обязательно после еды. Она может применяться при ЮРА, но, учитывая, что в данной ситуации необходимо использовать препарат длительно, его применение нежелательно, поскольку он обладает определенными побочными эффектами. Главный из них — воздействие на пищеварительный канал (вплоть до язвообразования). Известны также такие эффекты, как появление шума в ушах, неприятные ощущения в голове, потливость. Поэтому практически при лечении ЮРА в настоящее время препарат используется редко. Более широкое применение в настоящее время получили производные индола. Они используются в виде препарата индометацина (метиндол, индоцид). Препарат (драже по 25 мг) применяется обычно в начальной дозе 1—3 мг на 1 кг в сутки 3—4 раза после еды. По своей активности индометацин является одним из самых активных НПВП, однако он тоже обладает определенным побочным действием на пищеварительный тракт, у некоторых больных он вызывает головные боли, может повышать артериальное давление, поскольку довольно активно подавляет синтез ПГ, являющихся депрессорными веществами. В настоящее время имеется препарат продленного действия — метиндолретард в таблетках по 75 мг. Наиболее эффективны при длительном применении производные уксусной кислоты. Это вольтарен и наш отечественный аналог — ортофен. Вольтарен назначают детям из расчета 2—3 мг на 1 кг в сутки. Преимущество вольтарена заключается в его лучшей переносимости, по активности он не превосходит индометацин. Другим достоинством вольтарена является наличие его в форме для парентерального введения. В настоящее время имеется препарат длительного действия — вольтарен-ретард по 100 мг в драже. Следующая группа — это производные пропионовой кислоты, куда входит бруфен (ибупрофен), напроксен (напросин) и флугалин (флюрбипрофен). Все они обладают меньшей противовоспалительной активностью, чем индометацин, но имеют минимальную токсичность. Бруфен применяют по 10—15 мг на 1 кг массы тела в сутки в 3—4 приема. Лечение ЮРА начинается с НПВП, потому что они производят быстрый противовоспалительный эффект. На процессы, лежащие в основе заболевания, на основные иммунологические изменения, которые происходят при ЮРА, они практически не влияют, поэтому, помимо противоспалительных препаратов, особенно если имеется тяжелая картина болезни, необходимо использовать так называемую базисную терапию. Применяя базисные препараты, прежде всего нужно учитывать медленное развитие лечебного эффекта. Важной особенностью их является возможность выраженного подавления клинических и лабораторных, в том числе иммунных, проявлений болезни. Третьей особенностью этих препаратов является замедление темпов деструкции суставов. Последнее важное свойство базисных препаратов — сохранение признаков улучшения и даже ремиссии в течение нескольких месяцев после отмены препарата. Это свойство объясняется кумулятивными свойствами этих лекарств. С одной стороны, конечно, очень хорошо, что и после отмены лекарство действует, но, с другой стороны, кумулятивность базисных лекарственных препаратов может давать нежелательный и серьезный побочный эффект. Больным преимущественно суставной формой ЮРА, при минимальной активности и медленно прогрессирующем течении, можно назначать хинолиновые производные (делагил, плаквенил). Делагил (хлорохин) назначают в суточной дозе 5 мг на 1 кг, плаквенил — до 8 мг на 1 кг, чаще всего — однократно на ночь после еды. Клинический эффект наступает, как правило, на 4-й неделе с начала применения, а максимальное действие — через 4—6 месяцев, поэтому препараты применяются длительно. Назначение хинолиновых препаратов требует систематического контроля окулиста, поскольку может развиваться ретинопатия. Из базисных лекарственных препаратов на первом месте по клиническому эффекту стоят препараты золота (кризанол, санокрезин, миокризин и др.). Кризанол представляет собой масляную взвесь кальциевой соли золота и содержит ! 7 мг металлического золота в 1 мл 10%-го раствора. Начинается лечение с первой инъекции в 10 мг 1 раз в неделю. При хорошей переносимости доза увеличивается, следующая, уже полная, доза — 17 мг, потом 34, 50 мг, и так при поддерживающей дозе 50 мг 1 раз в 2 недели или 1 раз в месяц, это лечение продолжается длительно, до года. Эффект наступает далеко не сразу, раньше 2—3 недель ожидать клинического улучшения нельзя, поэтому начинать самостоятельное лечение базисными препаратами нецелесообразно. Начинают его вместе с НПВП. Препараты золота у 30—40% больных ЮРА дают выраженные токсико-аллергические реакции. В процессе лечения могут наступать нарушения функции почек, печени, поэтому за больными, получающими эти препараты, необходим тщательный врачебный контроль. Учитывая серьезные побочные эффекты препаратов золота, их применение в педиатрической практике весьма ограничено. Следующим по эффективности из базисных препаратов можно поставить Б-пеницилламин (купренил, дистамин, троловол). Этот препарат воздействует на иммунокомпетентные клетки, снижает уровень РФ, уменьшает степень фиброзных изменений в тканях. Лечение начинают с небольшх доз — 150—300 мг в сутки, постепенно увеличивая дозу. Эффект от лечения наступает через 2—3 недели, продолжительность курса — несколько месяцев. Примерно такой же активностью обладают иммунодепрессанты, в частности, цитостатики. Обычно цитостатики используются в тех случаях, когда отсутствует эффект от перечисленных выше средств. Наиболее распространенным препаратом в лечении ЮРА в качестве базисного является хлорбуин (лейкеран), он менее токсичен, чем циклофосфамид, хотя тоже может давать неприятные осложнения. В частности, особенно остерегаются осложнений со стороны крови (цитопения). Необходимо помнить, что при длительном лечении этими препаратами может проявиться, правда, не всегда доказуемый эффект — канцерогенность. ‘ Особое место в терапии ЮРА занимают кортикостероиды, которые обладают выраженным противовоспалительным и иммуносупрессивным действием. К сожалению, кортикостероиды лишь временно подавляют активность процесса, вырабатывая гормональную зависимость. Кортикостероидная терапия показана лишь при наличии генерализованного суставного процесса и суставно-висцеральной форме ЮРА. При расчете на преднизолон доза кортикостероидов составляет 1 мг на 1 кг в сутки. Максимальная доза назначается на 4—6 недель с последующим переходом на поддерживающую дозу, которая составляет 1/3—1/4 максимальной дозы. При необходимости длительного применения кортикостероидов приходится считаться с их выраженным побочным действием. В особо тяжелых случаях (наличие висцеритов, максимальная активность процесса, резистентность к проводимой терапии) показана так называемая пульс-терапия с использованием сверхвысоких доз кортикостероидов. Для такой терапии используют метилпреднизолон (метипред), который в течение трех дней вводят внутривенно медленно (на 20—50 мл изотонического раствора натрия хлорида) в дозе 25—30 мг на 1 кг (но не более 1 г). Некоторые авторы рекомендуют в третьей инъекции вводить циклофосфамид в дозе 0,4 г на 1 кв. м поверхности тела. Важная роль в лечении ЮРА отводится методам местного воздействия на суставы. С этой целью чаще всего применяют аппликации диметилсульфоксида (ДМСО). Препарат назначают в виде аппликации 50%-го водного раствора (на дистиллированной или кипяченой воде) на пораженный сустав в течение 30—60 мин, ежедневно по 1—2 процедуры. Курс лечения — 10—20 аппликаций. ДМСО обладает противовоспалительными, противоотечными, антисептическими, спазмолитическими и антикоагулянтными свойствами. Под влиянием ДМСО снижается уровень простагландинов Е и F2, подавляется хемотаксис нейтрофилов, повышается фагоцитоз, улучшается микроциркуляция. Учитывая, что ДМСО является хорошим проводником лекарственных веществ, в раствор добавляют анальгин (из расчета 25 мг на 1 мл 50%-го раствора), новокаин и гепарин. Можно также добавлять индометациновую мазь. Кроме того, в качестве местного лечения используют внутрисуставное введение кортикостероидов. Наиболее широко применяют гидрокортизона ацетат, кеналог или метипред. Гидрокортизон обычно вводят в крупные суставы по 60—125 мг, в средние — по 50—75 мг, в мелкие — по 12—25 мг. Данный способ лечения приводит к быстрому и выраженному уменьшению симптомов синовита. В последнее время в качестве терапевтического метода используется химическая синовэктомия — введение в полость сустава веществ, оказывающих коагулирующее действие на синовиальную оболочку. У детей применяется преимущественно варикоцид, который вызывает поверхностный некроз синовиальной оболочки. Разнообразное лекарственное лечение проводится на фоне обязательных физиотерапевтических процедур; при уменьшении болевого синдрома необходима ЛФК, при снижении активности — санаторно-курортное лечение (Евпатория и др.).

Читайте также:  Цели и задачи лфк при артрите

Источник статьи: http://xn--80ahc0abogjs.com/57_patologicheskaya-fiziologiya_797/yuvenilnyiy-revmatoidnyiy-artrit-48573.html