Меню

Головная боль при отслойке сетчатки

Человек вспоминает о народной мудрости лишь в минуты отчаяния. Так мне, 25-летнему рязанцу, пришлось прочувствовать всю справедливость фразы «Что имеем — не храним, потерявши — плачем». Поясню: я был в шаге от потери зрения.

Как заболевание проявилось

Вел обычный образ жизни: учился, работал, занимался музыкой. Для поддержания тела в тонусе решил заняться спортом и записался в тренажерный зал. Проходил туда примерно три-четыре месяца. Вскоре стал замечать, что по вечерам после тренировок у меня начинает болеть голова. Спустя еще какое-то время в правом верхнем углу левого глаза стала на время появляться какая-то черная «шторка». Сначала я не придавал этому значения, думал, что виной всему давление от перенапряжения, потому что на следующее утро эта «шторка» пропадала. Однако со временем пятно разрослось и отняло чуть ли не четвертую часть обзора, наутро оно уже не пропадало, а голова болела чаще. Я понял, что пора всерьез озаботиться своим здоровьем. Обратился за консультацией к офтальмологам — и в государственные медучреждения Рязани, и в частные клиники.

Как я пытался узнать диагноз

Большинство врачей не могло поставить диагноз. Мне расширяли зрачки с помощью медикаментов, проводили офтальмоскопию (проверка глазного дна на наличие патологий — прим. ред.), измеряли внутриглазное давление. Но, к сожалению, медики так и не смогли ничего увидеть. Почти все говорили, что это от переутомления, назначали капли и уверяли, что все само «рассосется». Но я лично столкнулся с подобным впервые в жизни и не мог поверить, что «слепая зона» на глазу может исчезнуть сама по себе.

Моей последней надеждой в Рязани была Клиническая больница им. Н. А. Семашко. Здесь мне провели рентгеноскопию глаза и по ее результатам выявили отслоение сетчатки. На тот момент у меня отслоилось уже порядка 40 %. Проблемы обнаружились и на втором глазу: там была выявлена дистрофия (истончение — прим. ред.) сетчатки, небольшие трещины и разрывы. Все это в скором времени могло также привести к отслоению внутренней оболочки глазного яблока. Дело в том, что в нормальном состоянии сетчатка тесно прилегает к сосудистой оболочке, от которой получает питание. Отслоение же может привести к снижению или даже потере зрения.

С этим диагнозом меня направили в хирургический корпус больницы. Офтальмологи осмотрели меня и сказали, что ничем не смогут помочь и что на один глаз я потеряю зрение.

Как я нашел способ лечения

Невозможно передать, что я почувствовал в тот момент. Мне казалось, что жизнь кончена. Я уже представлял, как вслед за первым глазом теряет зрение и второй. Видел, как я теряю работу, все свои увлечения, хобби, повседневные занятия, как друзья и близкие со временем отворачиваются от меня и я остаюсь совершенно один. Видел, пока еще.

Такое будущее меня совершенно не устраивало. Собрав волю в кулак, я стал искать возможность предотвратить такой исход событий. Рассматривал варианты решения проблемы и в России, и за рубежом. Я готов был найти любые деньги, продать квартиру, машину, что угодно, лишь бы сохранить зрение.

Как я выяснил, преимущественно операции, восстанавливающие сетчатку, делаются за рубежом. Но, к моему счастью, специалисты нашлись и в нашей стране. Самым близким к Рязани оказалось медучреждение в Москве. Узнал адрес этого центра и отправился туда с целью найти врача, способного мне хоть чем-то помочь. Взял с собой тот снимок, по которому мне поставили роковой диагноз.

В Москве я заново прошел обследование, сдал все анализы. Естественно, уровень диагностики в столице не идет ни в какое сравнение с рязанским. Сравним измерение внутриглазного давления: у нас в большинстве медицинских центров используется метод Маклакова, с использованием грузиков, в Москве же применяется бесконтактный, более быстрый, точный и гигиеничный метод — пневмотонометрия.

Разница чувствуется и в компетентности персонала, и в обращении с пациентами. От уборщицы до главного хирурга — все относятся к посетителям по-человечески, все несут полную ответственность за свою работу. Для меня также было показательным то, что среди пациентов центра много людей из стран Ближнего Востока, из Африки, Южной Америки, Азии.

После обследования мой диагноз подтвердился. Меня направили к врачу. Несмотря на то, что хирург молодой, у него уже имеется несколько патентов и своих методик лечения. Он сказал, что мне повезло: я вовремя обратился к врачам. Если бы еще несколько недель я жил в своем обычном ритме, то лишился бы зрения.

Специалист сказал, что вероятность восстановления зрения более 50 %, и перечислил несколько вариантов лечения такого заболевания.

Первый — пломбирование сетчатки, когда под поврежденный участок подкладывают силиконовую полоску. Спустя некоторое время сетчатка приживается, а пломбу удаляют. Но это подходит только для незначительных отслоений. В моем случае это уже могло не помочь.

Второй способ — лазерная коагуляция сетчатки, или прижигание поврежденного участка лазером. Это подходило только для лечения правого глаза.

Третий — витрэктомия, при которой в глаз вводится специальный газ. Он давит на стенки сетчатки и тем самым прижимает ее к сосудистой оболочке. Как пояснил врач, в дальнейшем газ не нужно удалять из глаза, он рассасывается сам.

Четвертый способ, инновационный и достаточно сложный, является смежным вариантом второго и третьего, только вместо газа закачивается жидкий силикон. Сложность операции в том, что она состоит из нескольких этапов, а сам силикон спустя какое-то время необходимо извлечь из глаза. При этом давление настолько высоко, что может развиться глаукома, поэтому необходимо постоянно следить за глазным давлением.

Мы с врачом остановились на последнем варианте, так как он отличается самым высоким процентом эффективности.

Подготовка и операция

Из-за ошибки в первоначальном анализе операцию пришлось отложить на две недели. С новыми результатами исследований я вернулся в столичный центр, и специалисты назначили день операции. У меня было почти две недели на то, чтобы морально подготовиться. В интернете я пересмотрел множество видео о том, как проводятся подобные операции. Зрелище, конечно, не для слабонервных, особенно когда знаешь, что это будет происходить с тобой.

В тот самый двухнедельный период я умудрился простыть. А за сутки перед операцией произошел несчастный случай: упал и сильно ударился, что усугубило мое состояние. Сетчатка отслоилась еще сильнее, и я не мог видеть уже больше чем половиной глаза.

Наконец настал день операции. Всех пациентов, у которых на этот день были назначены хирургические вмешательства, собрали в общем боксе и по очереди вызывали к анестезиологу. Мне особенно запомнилось то, как там ходил врач и укорял медсестер за то, что температура воздуха в боксе ниже нормы на две десятых градуса. Он говорил, что пациенты сидят и дрожат. Как сейчас помню, что нормальная температура в боксе должна была быть 22,5 градуса по Цельсию. Но, как мне кажется, мы дрожали больше не от холода, а от страха.

Наконец назвали мою фамилию. Из-за проблем с сердцем пришлось делать не общую анестезию, а местную. Это вызвало определенные сложности. Например, в течение операции был в сознании и мог видеть практически весь ее ход.

Мне сделали укол под веко и два укола глубоко в висок. Особенно остро я почувствовал последние. В операционной в первую очередь мне надели векорасширитель, не позволяющий моргнуть, затем продезинфицировали глаз. После ввели глазную камеру, иглу, которой мне выравнивали оторванную часть сетчатки. Потом ввели иглу с лазером, которым непосредственно припаивали сетчатку. Финальной частью операции было закачивание силикона, который впоследствии фиксировал и придерживал «припаянную» часть.

После была, как мне сейчас кажется, самая тяжелая часть всего лечения: нужно было лежать сутки вниз лицом, чтобы силикон придавливал сетчатку. Уснуть и успокоить мысли я смог лишь спустя 24 часа, когда врач разрешил перевернуться на спину.

Три дня я провел в больнице. Мне давали лекарства, капали медикаменты в глаза. После я вернулся в Рязань и полтора месяца провел на больничном. Стоит отметить, что после операции я уже мог неплохо видеть, та злополучная «шторка» на глазу исчезла. В дальнейшем я следовал всем ограничениям: спал только на правом боку, не поднимал тяжелые вещи, не перенапрягался, следил за давлением, раз в месяц ездил в Москву на осмотр.

С силиконом в глазу я проходил почти полгода. В это время занимался лечением второго глаза, чтобы не допустить отслоения и на нем. В Москве, в том же центре, мне сделали коагуляцию и на правом глазу, поставили барьеры на все трещины на сетчатке.
Затем медики откачали силикон из левого глаза. Мне повезло, я продолжил видеть. Зрение немного упало — минус 3,5 диоптрии, но это ничто по сравнению с абсолютной слепотой.

Мой хирург посоветовал быть внимательным к себе и обращаться к нему при необходимости. Я благодарен специалисту за все, что он сделал для меня.

Лечение можно условно разделить на две части: когда мне в глаз закачали силикон и когда его удаляли. Первая стоила мне около 70 тысяч рублей. Плюс проживание и питание — 2,5 тысячи рублей в день. Итого 90 тысяч рублей. Вторая часть обошлась мне почти в 30 тысяч. Таким образом, все лечение стоило около 120 тысяч рублей.

Прошло уже два с половиной года после операции. Мне повезло: в Рязани нашел специалиста, хорошо разбирающегося в микрохирургии глаза. Этот человек регулярно консультирует меня.

Заболевание сказалось на повседневной жизни: нельзя поднимать тяжелые вещи, подолгу сидеть за компьютером. Я нашел компромисс со своим начальством и с самим собой и веду вполне обычную жизнь, лишь с небольшими ограничениями.

Вставая по утрам каждый день, я искренне радуюсь, что могу видеть. Простые вещи приобрели какой-то оттенок счастья. Несмотря на все, что творится вокруг и внутри меня, чувствую себя счастливым каждую минуту.

Здравствуйте. А существует ли какая нибудь статистика? Мне тоже предстоит операция по удалению стекловидного тела из за отслойка сетчатки. Хочется понять к чему готовиться..

Дата: 2019-01-29 11:50:33

Я делала операцию в институте им.Федорова,дважды закачали силикон и хотя прогноз был плохой,как мне кажется что стало лучше. Похоже разрыв чуть затянулся. Анестезия всем делается местная,т.е. в руку и под глаз. Все слышишь,но естественно не видишь.делала правда по федеральной квоте. Я сама из Ижевска. Потом где-то через месяц приезжала на осмотр,которвй по времени занимал минут десять от силы. Вначале от меня отказались все,но потом я уговорила одного врача,самое парадоксальное,что вторую операцию делала вообще практиканта. Я была в шоке,то никто не брался,а тут девочка-практикантка. Видать раз не платно,то дали на мне попрактиковаться . Про результат ничего пока сказать не могу,т.к. уже полгода жду квоту,но в моей стране для. русского человека видать никак не могут найти

Дата: 2019-02-14 20:52:55

Вдовина Светлана

Здравствуйте. Спасибо за статью «Как я жил с отслойке сетчатки «. Не могли бы вы прислать название и адрес клиники, где вам делали операцию. Спасибо..

Дата: 2019-01-09 11:53:29

В апреле этого года я поехала в санаторий в Ессентуки .А через неделю отдыха в глазу стали мелькать-плыть пятна яркого света. как зайчики в 2 копейки. Обратилась в Ессентуках в клинику «ТРИ-З» , с многочисленным американским оборудованием. Результат:отслоение сетчатки с разрывом. Причины разные бывают:высокое давление (есть!), наследственность, близорукость , травмы — полгода назад удаляли коренной зуб, долбили так, что чуть челюсть не раскололи,сутки мозги на стенку лезли .плакала от боли. Сказали, чтобы срочно уезжала, ничего не поднимала, срочную операцию только у витреального хирурга.В порядке исключения могут сделать они , но надо остаться на 10 дней и чтобы кто-то за мной ухаживал. А домой ехать сутки только автобусом, поэтому решила остаться и сделают лазерную коагуляцию, чтобы совсем не отошла сетчатка . В Севастополе ,оказывается , вообще нет ни витриального хирурга, ни приборов , как у ТРИ-З .Направили в Краснодар. А пока 3 недели собирала анализы (НЕ ПОПАСТЬ быстро к врачам,обходила. некоторые в платных), решила народными методами пробовать. Есть в Крыму дерево с плодами ЯПОНСКОЙ СОФОРЫ — у японцев это священное дерево от тысячи болезней.Плоды собираю в ноябре,а цветки его я собираю в июле . Заваривала (но не кипятила) и прикладывала на веки тампоны , протирала лицо .В Краснодаре клиника на высоком уровне , много специалистов осмотрели . Через 2 месяца приехать — наблюдать . Пить 2 месяца , 3 раза в день по 3 таблетки ( 9 штук в день) ВОБЭНЗИМ , назначили в Ессентуках . ВСЕМ НЕ БОЛЕТЬ и здоровым тоже проверять ежегодно зрение (у меня проблем не было,всё видела) !

Читайте также:  Головная боль после слез как избавиться

Дата: 2018-06-20 12:30:33

Отслоение сетчатки лечится ТОЛЬКО хирургически! В Германии норматив — 24 часа. Каждый день просрочки усиливает отслоение. Не оперирование — 100% удаление глаза.Если сетчатка отслоилась, глаз умирает

Дата: 2019-02-01 01:48:20

Мне ввели силикон в глаз 14 месяцев назад первый месяц я видел 3 рядка и при разном положении головы видел по-разному когда наклонял в низ видел чётко вверх наоборот через некоторое время за один день все стало очень тёмным не могу видеть ни одного рядка даже вблизи вобщем только яркие места мог видеть очень не чётко день назад все стало тёмным абсолютно только при некоторых положениях вижу светлые участки не знаю должно ли так быть ни где об этом не пишет

Дата: 2018-04-20 16:55:56

Увы у вам не прилегает сетчатка и вы не одиноки.У меня только светоощущение.7 операций но с каждым разом все хуже и хуже, может надо было остановиться после первой теперь никто не скажет)))))

Дата: 2018-12-02 08:22:45

Всё, кроме зрения Даже если ты никогда не сможешь увидеть лицо своего ребенка, а из внешних примет мира тебе доступны лишь свет и тени, можно быть счастливой, — говорит Татьяна Касаткина. Рецепт счастья: не замыкайся в слепоте. Кроме зрения у тебя есть многое другое. Используй свои возможности. — Таня, примите комплимент: очень хорошо выглядите… — Друзья и близкие помогают советами. Но я и сама могу подобрать одежду: проверить на ощупь, в каком она состоянии, погладить или пришить пуговицу, рассмотреть контрастные цвета при ярком освещении. Я незрячая не от рождения. В первом классе ходила в обычную школу. Просто родилась с очень плохим зрением. Врачи поставили диагноз — абиотрофия сетчатки и частичная атрофия зрительного нерва. С самого начала было понятно, что зрение будет падать, и в конце концов может утратиться. Раньше я могла читать три верхних строчки в таблице для проверки зрения. Сейчас вижу свет, тень, крупные силуэты. Бывает, чуть лучше видишь. Может, это от настроения зависит или от погоды. При ярком солнце я могу увидеть контуры — где газон, а где асфальт. — Помните, когда стали хуже видеть? — Я родилась в деревне в Чувашии. С медициной там было довольно плохо, но, когда мне исполнился год, врачи отправили меня в Чебоксары, в филиал МНТК «Микрохирургия глаза». Там поставили диагноз. Впрочем, до школы я почти не замечала, что с моим зрением что-то не так. Днем бегала и играла вместе со всеми детьми. Правда, когда наступала темнота, способность видеть резко падала, и я становилась беспомощной. Двоюродной сестре приходилось всюду водить меня за руку. В школе, в первом классе, я поняла, что не такая, как все дети. Учителя сажали меня на первую парту, а я все равно не видела, что написано на доске. Они стали крупным шрифтом писать задания на листочке и класть мне на парту. Если утро было темным, дорогу до школы я могла найти с трудом. Ко второму классу врачи настоятельно рекомендовали перевести меня в школу для слабовидящих. Прекрасно помню день, когда мама привезла меня в интернат в Самаре. Мы вышли из автобуса и подошли к трехэтажному дому. Мама сказала: ты будешь тут учиться. — Чем спецшкола отличалась от обычной? — В таких школах три категории классов: для слабовидящих, для брайлистов (тех, у кого совсем плохое зрение, учат читать рельефно-точечный шрифт Брайля, который позволяет нащупывать буквы). Третья категория — детдомовцы. У многих из них отклонения не только по зрению, но и задержка психического развития, дефекты речи. Класс для слабовидящих, в который я попала, считался лучшим. Все учебники были напечатаны крупным шрифтом, нас обучал тифлопедагог, владеющий методикой обучения незрячих. Но даже в этом классе я видела хуже всех. Нас в классе было 9. Часть — приходящие дети, городские. Их после уроков забирали домой. Часть — дети, которые жили в интернате. Мы, интернатские, были более сплоченными. — В интернате не было бытовых сложностей? Дети-то незрячие. — Нам помогали — старшие девочки заплетали нам косички, воспитательницы учили стирать трусики и носочки. Потом мы, когда стали старшеклассницами, тоже помогали маленьким. Учили их следить за собой. Воспитательницы повторяли нам: девочки должны быть опрятными, но девочки, которые не видят, должны быть в несколько раз аккуратнее, делать все более тщательно по сравнению со зрячими. Кроме общеобразовательной школы, я окончила еще и музыкальную: она была тут же, рядом. Однажды к нам пришли две учительницы, чтобы пригласить на занятия, и мне больше понравилась та, которая по классу баяна. Я была способная, но не могла собраться. Однажды учительница попросила меня получше приготовиться к отчетному концерту. Сказала, что придет комиссия. Я выложилась на совесть. Проверяющий сидел в первом ряду. Через несколько лет учительница призналась, что это был ее муж: так она пыталась заставить меня заниматься. Я с благодарностью вспоминаю эту историю. — Вы чувствовали, что чем-то отличаетесь от людей вне интерната? — Это было заметно, когда нас вывозили на экскурсии и в театр. Школа была хорошая, и поездки бывали часто. Когда воспитатели предупреждали в транспорте, что везут слепых и слабовидящих детей, многие нас сторонились. Мне кажется, люди часто не понимают, как себя вести в случаях, когда кто-то болен или у него физические проблемы. А мы, наоборот, хотели быть как все. Писали мальчикам записки, а они нам. Устраивали дискотеки. Напротив школы был парк с американскими горками, там тусила молодежь, и мы туда ходили. По телефону-автомату звонили на «Русское радио», посвящали друг другу песни. Я даже пробовала курить за углом, но быстро поняла, что это не для меня. Наша школьная программа была рассчитана на 12 лет. В 19 лет мне дали вторую группу инвалидности по зрению, но я хотела учиться дальше. Моя лучшая подруга, которая была на год старше, в это время уже поступила в Курске в Музыкальный колледж-интернат для слепых и звала меня с собой. В этот колледж ехали отовсюду — в советское время он был единственный в мире. Среди слепых много музыкантов, обладающих выдающимися способностями. Понятно, почему — у незрячих хороший слух и чуткие пальцы. — Вместо зрения включаются другие чувства? — Возрастает интуиция, начинаешь лучше чувствовать людей. Обостряется слух. Увеличивается тактильная чувствительность. Например, моешь пол. Пыль не видишь, и руками проверяешь, есть ли она. У меня еще очень развито обоняние. Иногда это выручает, иногда мешает — например, когда едешь в полном вагоне метро. В общем, я решила поступать в музыкальный колледж в Курске. Но до этого отправилась в казахское село на свадьбу друзей. Свадьба обещала быть грандиозной, на нее пригласили 200 человек. Среди них был Дима. Встреча с ним изменила мою жизнь, но тогда я этого еще не знала. Только вздохнула про себя: бывают же такие люди интересные. У меня перед глазами картинка: лето, яркое солнце, рядом со мной стоит высокий человек с густыми кудрявыми волосами. Я именно увидела его — солнце светило необыкновенно сильно. Я и сейчас при ярком освещении могу увидеть, что у Димы темные волосы. А может, только кажется, что вижу. Ты думаешь, что видишь, а на самом деле помнишь… Дима окончил в Курске колледж для незрячих и получил профессию барабанщика. Он начал терять зрение подростком. К моменту нашей встречи он видел только крупные силуэты. Что не мешало ему учиться на историческом факультете МГУ и ездить в этнографические экспедиции. Вот и тогда он заехал на свадьбу друга по пути в экспедицию с кафедрой этнологии. Они изучали казахские обычаи и обряды. Интеллектуал, душа компании — даже выбор слов у него был другой, чем у окружающих: более точный. Мне показалось, что это человек с другой планеты. Я таких никогда не видела. Он отправился в экспедицию, а я уехала в Курск поступать. Правда, расстались мы, как выяснилось, ненадолго. После казахской экспедиции Дима отправился еще в экспедицию в Крым, а на обратном пути заехал в Курск. В этот раз мы проговорили с ним несколько часов. До колледжа он окончил обычную сельскую школу — его отец агроном. Когда он приехал в колледж, то впервые познакомился с миром слепых. Поначалу ему пришлось трудно. В колледже везде были группы своих — студенты из одного интерната держались вместе, среди преподавателей тоже было много выпускников тех же интернатов. Дима мог рассчитывать только на себя. — Что такое мир слепых? — Специализированный колледж, школа, предприятие… Там только свои. В этом мире не любят тех, кто выделяется. А Дима именно такой. Кстати, в музыкальном колледже поначалу никто не верил, что ему удастся поступить в МГУ. После Димы в этот вуз понемногу потянулись и другие выпускники колледжа. Дима еще раз приехал в Курск в феврале. Бывает же такое — одно слово может многое решить в жизни. Когда он уезжал в Москву, его провожала целая компания. Друзья пошутили: не уезжай. Дима повернулся ко мне: Таня, мне остаться? В мае он еще раз приехал в Курск и сделал мне предложение. В июне, окончив первый курс дирижерско-хорового отделения, я уехала в Москву, и вскоре мы поженились. Дима предупредил, что будет встречать меня у поезда в ярко-оранжевой футболке. — Чтобы вы смогли его увидеть? — Я же видела контрастные цвета. Мы вышли из вокзала и поехали в университет. Я была поражена тем, как Дима ориентируется в метро. Сейчас ориентируюсь не хуже. Главное — знать свой маршрут. Хотя у меня принципиальная позиция: даже если я хорошо знаю дорогу, я всегда принимаю помощь, когда кто-то предлагает ее. Чтобы в следующий раз этот человек не прошел мимо незрячего. Осенью Дима поступил в аспирантуру истфака МГУ. А я отправилась записываться на университетские подготовительные курсы. Выбрала исторический факультет. Когда увидела, с какими знаниями туда приходят абитуриенты, поняла, что заниматься придется много. — Как вы занимались? Вы же не могли читать обычные учебники. — Я записывала лекции на диктофон и потом их прослушивала. У Димы было много книг, начитанных на кассетах. Есть специальная библиотека для слепых — там можно заказать чтение книги или скопировать запись. Кроме того, многие книги ему начитывала мама. Учебник Орлова и Георгиева «История России» я тогда практически выучила наизусть. Писала для себя заметки по Брайлю. Есть специальный прибор — закладываешь в него лист бумаги и начинаешь с помощью трафарета справа налево накалывать буквы. Потом лист переворачивается, и текст в виде точек можно читать слева направо. В старших классах школы я научилась пользоваться этой техникой, хотя писала и читала не так быстро, как те, кто учился в классах брайлистов. В общежитии МГУ мы с Димой жили в восьмиметровой комнатке. Мне было 20 лет, мы были вместе, и казалось, что все легко и просто. Первую зимнюю сессию на истфаке я сдавала уже будучи беременной. — Не было страха, что ребенок родится с такими же проблемами, как у вас? — Конечно, я волновалась. Но сказала себе: даже если у меня будет незрячий ребенок, это еще не конец света. Я смогу его всему научить. Когда мне делали кесарево сечение, я была под обезболиванием, но слышала все, что происходит. Услышав, что по шкале Апгара врачи ставят дочке 8-9 баллов, я с облегчением выдохнула: значит, зрение в порядке. — Вам кто-то помогал с ребенком? — Я поняла, что смогу справиться сама. Няни у нас не было — сидели с дочкой по очереди. Через полтора года я вернулась на истфак. Конечно, с ребенком учиться было намного труднее. Но нам помогали наши родители. Каждый раз, когда у меня была сессия, свекровь уходила в отпуск. Денег хватало — у нас обоих была пенсия по инвалидности плюс стипендия. Мы с Димой подрабатывали операторами в колл-центре сутки через трое. Ездили туда по очереди. Дочке всегда покупали самое лучшее — одежду, обувь, игрушки… Помню, с мамами, которые жили в общежитии, мы ходили гулять в восемь колясок по Ленинским горам. Если нужно было проверить, как выглядит ребенок, я звала подругу Свету: «Посмотри на Каролину — все ли в порядке, чистенькое ли у нее личико, нет ли аллергии?» Я хорошо училась. Окончила МГУ с красным дипломом. Вспоминаю это время и удивляюсь, как все успевала. Сейчас Дима преподает студентам-музыкантам в Государственном специализированном институте искусств. Пытался организовать кадровое агентство по трудоустройству инвалидов — опыт оказался неудачным, но многому его научил. Взяв кредит в банке, он открыл массажный салон. Мы вместе ведем этот бизнес. Быть незрячим управляющим гораздо сложнее, чем зрячим, но у нас получается. В будущем хотим развивать «слепой» массаж — в Европе это направление очень известно. Нашей дочке Каролине 9 лет. Она учится в гимназии и профессионально занимается танцами. — Бывают сложности с тем, что у Каролины незрячие родители? — Было время, когда она, совсем маленькая, кидала вещи. Снимет туфельку, кинет ее на пол, ты ползаешь и ищешь, а она смеется. Сейчас могу сказать, что мы вырастили ответственного ребенка. Я могу позвонить ей домой, попросить позаниматься или почитать и быть уверенной, что она это сделает. Когда мы вместе идем по улице и я задеваю за бордюр, она меня направляет. Конечно, она помогает нам, но мы стараемся, чтобы она чувствовала с нашей стороны опору и защиту. Незрячие родители могут многое из того, что делают зрячие — надо лишь правильно организовать процесс. Сейчас, когда в аквапарке мы забираемся на горку, первая вниз скатывается Каролина, потом скатываюсь я, и она меня внизу встречает. Когда дочка подросла, Дима вместе с ней встал на ролики и коньки. Правда, на роликах они катаются на Ленинских горах — там безопаснее, потому что людей мало. — Чего вы ждете от будущего? — Мне кажется, в нашей жизни наступило время отдавать. Дима сейчас занимается дайвингом и хочет получить лицензию, чтобы искать останки солдат войны в реках и озерах. Зрячие водолазы теряются в темноте на илистом дне, а незрячие чувствовали бы себя в этой обстановке более уверенно. Я мечтаю открыть клуб развития для незрячих и слабовидящих детей. Хочу быть его директором и проводить практические занятия. Еще одна мечта — работать учителем истории в школе для слабовидящих. Почему-то директора таких школ предпочитают брать на работу зрячих преподавателей, думая, что с ними меньше проблем. Но мы, инвалиды по зрению, сейчас очень адаптированы благодаря современным гаджетам и компьютерным программам. Например, у меня в смартфоне есть приложение, озвучивающее все тексты на экране. Я могу перевести деньги в банке, заплатить за телефон и многое другое. Современные компьютерные программы позволяют озвучивать любые тексты. У нас сейчас нет проблем с чтением книг. Мы, как и все, пользуемся Интернетом, имеем аккаунты в социальных сетях, ходим в кино и театры. Мне обидно, что к незрячим детям приходят люди, которые всего этого не знают. А я могла бы передать им свой опыт. Главное, что я постаралась бы до них донести, — не надо замыкаться в слепоте. Кроме зрения у тебя есть многое другое. Просто воспользуйся своими возможностями. А там как получится. На своем примере могу сказать — чаще всего получается.

Читайте также:  Головные боли у ребенка доктор комаровский

Дата: 2017-05-18 10:04:50

Публикация для «Аргументов и фактов»- «отслоение» вместо «отслойки» и т.д. Было бы неплохо чтобы подобные опусы комментировали специалисты, но никто не согласится из-за боязни того, что проколись сам где-нибудь и начнется! Да и кто бесплатно станет писать? А так это повисает: сайт, в -сущности профессиональный, а не для обывателя. недаром в свое время один француз защитил курьезную диссертацию о вреде чтения медицинской дитературы непосвященными. Журналистов на первом курсе знакомят с понятием «резюме» ( в баснях это называется — мораль). Какая «мораль» должна читаться здесь? Что надо заботится о гигиене зрения?Что больной борется за спасение, что на периферии (за МКАД) медицина отсталая и дефективная? Четыре раза перечитал и не уловил, в чем пафос публикации? Похоже, что это пишет человек начинающий. Нужен стоящий повод для публикации, иначе напоминает палиндром известного поэта как вопрос: «Какать, а как?». И спереди назад и сзади наперед получается одно и тоже! А тут не «какается»!

Дата: 2017-05-17 08:26:00

В 1974 году играл в хоккей и получил травму глаза (отслойка сетчатки). Делали операцию в больнице им. Семашко. Мне,студенту 2 курса института, под руководством нашего светилы доктора Батурской (может фамилии неточны) врач (по моему Басова) лазером приклеили мне сетчатку. Да, мог потерять зрение на оба глаза,но Спасибо этим кудесницам. Мне уже 60, а я не ношу очков.Были в наше время доктора от Бога, работали за совесть, а не за деньги (120 тысяч рублей). Думаю, не я один будет признателен этим чудо врачам.

Дата: 2017-05-16 22:10:08

Не очень понятен «третий план» публикации. Что в Рязани (в 2-х часах езды от Москвы) компетентного доктора днем с огнем надо искать, мы и без того знаем. Что нет бесплатной медицины реально, тоже знаем. Об чем речь? Недавно посетив Нижний,Казань, Йошкар-Олу и Чебоксары пришел к грустному выводу — хуже Рязани нет. Стало быть к грязным (и темным!) улицам добавились еще и врачи никудышные. Совсем невесело.

Дата: 2017-05-16 14:28:52

Ну вон в конце же нашел парень специалиста в Рязани, который его сейчас консультирует. Так что все не так грустно. Да и хоть тут какая-то середина на половину. А то у нас медики или сахарные, или убийцы

Дата: 2017-05-16 16:32:15

У парня светлая история, легко обошлось 2 операции и он видит.

Дата: 2018-12-02 10:15:00

Портал учреждений здравоохранения Российской Федерации

источник

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Сетчатка глаза выстилает глазное яблоко изнутри и является самой тонкой составляющей глаза. Она может воспринимать импульсы света и, благодаря своей сложной структуре, преобразовывать их в нервные импульсы, передающиеся в головной мозг. Любые изменения в этой структуре глаза могут приводить к серьезным глазным болезням. А такое нарушение, как отслоение сетчатки, требует незамедлительной хирургической помощи.

Отслоение (отслойка) сетчатки происходит при отделении друг от друга сетчатой оболочки глаза и сосудистой. Это приводит к тому, что находящиеся в глазу фоторецепторы (светочувствительные колбочки и палочки) не могут нормально выполнять свои функции вследствие отсутствия их нормального питания из кровяного русла.

Тяжесть такого заболевания глаз зависит от площади отслоения сетчатки. При значительном ее отслоении остается все меньше действующих участков глаза, которые могут преобразовывать световой сигнал в нервный. Постепенно в участках отделения сетчатки скапливается жидкость. Такие изменения приводят к резкому ухудшению зрения, которое может закончиться слепотой.

В 63% случаев отслойка сетчатки наблюдается у людей старше 70 лет. У лиц до 30 лет данная патология встречается редко.

Отслоение сетчатки может быть:

  • первичным;
  • вторичным.

Основной причиной первичной отслойки сетчатки является ее разрыв и скопление жидкости в участках ее отслоения. Вторичное отслоение вызывается различными новообразованиями.

Предрасполагающими факторами становятся:

  • нарушение кровообращения;
  • стрессовые ситуации;
  • вирусные заболевания;
  • дистрофия сетчатки;
  • перенесенные офтальмологические операции;
  • чрезмерные физические нагрузки;
  • беременность;
  • сахарный диабет;
  • миопия высокой степени;
  • травмы глаза.

Зная первые симптомы отслоения сетчатки, больной может своевременно обратиться к врачу и предотвратить тяжелые осложнения. К таким симптомам можно отнести:

  • появление пелены или тени в одном из полей зрения, которая может колебаться при совершении движений головой;
  • появление в поле зрения множественных черных точек, которые указывают на участки кровоизлияния в стекловидном теле;
  • ощущение внезапных ярких «молний», «искр» или «вспышек» (такие «видения» чаще наблюдаются в области глаза, расположенной ближе к виску).

Вышеперечисленные симптомы всегда сопровождаются признаками ухудшения зрения. Больной может наблюдать искривление форм и линий предметов. При свежей отслойке сетчатки может наблюдаться синдром утреннего улучшения качества зрения. Это происходит из-за того, что за ночь жидкость, скапливающаяся в участках отслоения, частично рассасывается. Многие пациенты списывают такие симптомы на усталость, откладывают визит к офтальмологу, и процесс начинает стремительно прогрессировать.

Отслоения сетчатки в верхних отделах глаза распространяются намного быстрее, чем в нижних. Это объясняется тем, что скопившаяся жидкость по законам физики начинает спускаться вниз и способствует отслоению сетчатки в нижерасположенных отделах. Разрывы сетчатки в нижних отделах глаза коварны тем, что могут длительное время протекать практически бессимптомно и обнаруживают себя только после распространения на макулярную (центральную) область глаза.

Выраженность симптомов может зависеть от вида отслоения сетчатки. Они наиболее выражены при регматогенной отслойке, а при тракционной или экссудативной разновидности проявляются более скудно, развиваются медленней и обнаруживаются уже после поражения макулы глаза.

Отслойка сетчатки при беременности является главной угрозой для зрительной системы женщины. Именно поэтому консультация офтальмолога необходима всем будущим матерям вне зависимости от того, есть ли у них проблемы со зрением. Именно таким образом возможно предупредить развитие этого грозного осложнения.

Во время беременности на состояние зрения могут повлиять токсикозы, повышенное АД и другие осложнения, сопровождающие вынашивание плода. Гормональная перестройка, которая происходит в организме женщины в этот период, влияет на всех по-разному, и глаза являются одним из органов, испытывающих на себе ее воздействия.

Первая консультация окулиста должна состояться в начале беременности (на 10-14 неделе). Врач проводит не только общее обследование зрительной системы, но и оценивает состояние глазного дна при расширенном зрачке. При отсутствии каких-либо отклонений повторная консультация назначается к концу беременности (на 32-36 неделе). При выявлении патологий глазного дна частота наблюдений у офтальмолога определяется индивидуально.

Женщинам с близорукостью во время беременности рекомендуется ежемесячное наблюдение. При этой патологии глазное яблоко увеличивается, и из-за этого сетчатка растягивается и истончается. На ней могут образовываться микроразрывы, провоцирующие ее отслоение. Особенно вероятно развитие отслоения сетчатки во время естественных родов, когда организм женщины испытывает колоссальную нагрузку.

Состояние сетчатки глаза не всегда связано с выраженностью близорукости. Даже при высокой ее степени может наблюдаться удовлетворительное состояние сетчатки, а при незначительных нарушениях (не более 1-3 диоптрий) на глазном дне могут выявляться серьезные дистрофические изменения. Именно поэтому решение о необходимости лечения или назначения кесарева сечения принимается строго индивидуально, по данным обследования.

В некоторых случаях женщинам с угрозой отслойки сетчатки может рекомендоваться профилактическая лазерная коагуляция, которая может выполняться до 35 недели беременности. Процедура может проводиться амбулаторно путем выполнения нескольких рядов коагулятов по всей периферии сетчатки. Таким путем луч лазера укрепляет сетчатку и предохраняет ее от дальнейшего растяжения и отслаивания.

При выявлении серьезной степени растяжения или дистрофии сетчатки беременной рекомендуется родовспоможение посредством кесарева сечения, т. к. во время естественных родов глаза испытывают тяжелую нагрузку, и это может способствовать разрыву и отслоению сетчатки.

Факторами риска в таких ситуациях становятся:

  • гипертоническая болезнь;
  • близорукость средней или высокой степени;
  • сахарный диабет.

При любом подозрении на отслоение сетчатки выполняется тщательное офтальмологическое обследование. Методы диагностики разделяют на три группы:

  • стандартные;
  • специальные;
  • лабораторные.

К стандартным методикам относятся:

  • периметрия – исследование поля зрения для определения его границ и выявления скотом (дефектов);
  • тонометрия – измерение внутриглазного давления;
  • визиометрия – определение остроты зрения при помощи специальных таблиц;
  • биомикроскопия – детальнейшее исследование структур глаза, выполняемое при помощи щелевой лампы;
  • офтальмоскопия – обследование глазного дна при помощи фундус-линзы и офтальмоскопа для оценки состояния сетчатки, диска зрительного нерва и сосудов глазного дна;
  • исследование энтопических феноменов – позволяет оценить сохранность функций сетчатки.

К специальным исследованиям относятся:

  • УЗИ в В-режиме – дает возможность видеть глазное яблоко в двухмерном измерении и позволяет визуализировать содержимое глазного яблока и глазницы;
  • электрофизиологические методы (ЭФИ) – включают в себя электроокулографию (ЭОГ), электроретинографию (ЭРГ) и электроэнцефалографию с регистрацией электрической чувствительности зрительного нерва и вызванных потенциалов зрительного участка коры мозга.
Читайте также:  Головокружение головная боль тошнота сердечные боли

Лабораторные методы исследования могут включать в себя:

  • анализы крови: общий, на гепатит В и С, сифилис, ВИЧ, биохимию;
  • анализ мочи – общий и на сахар.

Особо важная роль в диагностике отслоения сетчатки принадлежит офтальмоскопии. При помощи этого исследования удается определить масштабность отслоения, его форму, место локализации участков дистрофии и разрывов сетчатки. Офтальмоскопически отслойка сетчатки проявляет себя исчезновением на одном из своих участков нормального красного рефлекса на глазном дне. В зоне отслоения она становится серовато-белой. При давней отслойке на сетчатке появляются звездчатые рубцы и грубые складки. При отслоении сетчатка становится ригидной и неподвижной. Участки разрыва проявляют себя красным цветом и различной формой.

Применение всех методик обследования глаз в совокупности позволяет получить наиболее информативную картину, которая позволит составить адекватный и наиболее эффективный план лечения.

Единственным действенным методом лечения отслоения сетчатки является хирургическое лечение. Его проведение на самых ранних стадиях этого патологического процесса дает наиболее эффективные результаты и повышает вероятность восстановления утраченного зрения. Основная цель лечения направлена на блокирование имеющихся разрывов, восстановление контакта между отслоившимися участками и уменьшение объема глазного яблока.

Хирургические операции по устранению отслоения сетчатки разделяют на:

  • экстрасклеральные;
  • эндовитреальные;
  • лазерные.

Тактика хирургического лечения выбирается индивидуально, и зависит от причин и степени отслойки сетчатки.

При экстрасклеральных методах хирургического лечения операция выполняется на поверхности склеры. К этим методикам относят экстрасклеральное баллонирование и экстрасклеральное пломбирование.

Экстрасклеральное баллонирование
В процессе операции за глаз вводится баллон со специальным катетером. При помощи баллона создается давление на склеру и выполняется лазерная фиксация внутренней оболочки. Баллон может удаляться через 5-7 дней после выполнения лазерной коагуляции.

В некоторых случаях экстрасклеральное баллонирование может осложняться катарактой, кровоизлияниями и повышением внутриглазного давления.

Противопоказаниями к данной операции могут стать:

  • обширные разрывы и отрывы от зубчатой линии;
  • расположение крупного разрыва сзади;
  • фиксированные складки, занимающие более 3/4 части глазного дна;
  • осложнение разрыва кровоизлиянием в стекловидное тело.

Данная операция малотравматична и проводится в течение 30-50 минут. Ее эффективность зависит от своевременности обращения к врачу и может в 98% случаев давать положительные результаты. Цена операции зависит от тяжести состояния сетчатки и медицинского учреждения, в котором она выполняется.

Экстрасклеральное пломбирование
Экстрасклеральное пломбирование также выполняется на поверхности склеры, и его основная цель заключается в сближении отслоившегося участка сетчатки с поверхностью пигментного эпителия.

До операции выполняется определение точного места отслоения; из мягкой силиконовой губки изготавливается пломба необходимых размеров. Хирург выполняет разрез конъюнктивы и на необходимый участок склеры накладывает подготовленную пломбу. Пломбирование, в зависимости от типа отслойки сетчатки, может выполняться по радиальной, циркулярной или секторальной методике. При необходимости может выполняться удаление скопившейся жидкости. В некоторых клинических случаях может понадобиться введение в полость глаза воздуха или специального газа. После завершения операции хирург накладывает швы на разрез конъюнктивы.

В некоторых случаях эта операция может осложняться. В раннем послеоперационном периоде могут наблюдаться: инфицирование раневой поверхности, нарушение деятельности глазодвигательных мышц, подъем внутриглазного давления, опущение верхнего века и отслойка сосудистой оболочки. В позднем послеоперационном периоде возможны: развитие катаракты, обнажение имплантата, формирование микрокист, очагов дегенерации и мембран в области макулы, изменение рефракции глаза в сторону близорукости.

Непрофессионально выполненная операция по экстрасклеральному пломбированию может приводить к отсутствию плотного прилегания отслоившегося участка и повторной отслойке сетчатки.

Восстановление зрения после операции экстрасклерального пломбирования занимает около 2-3 месяцев (у пожилых людей более длительный срок). В большинстве случаев зрение восстанавливается не полностью; это зависит от степени поражения центрального отдела сетчатки и «давности» ее отслойки.

Стоимость экстрасклерального пломбирования зависит от объема выполненных процедур и престижа медучреждения.

При эндовитреальных методах хирургического лечения операция выполняется изнутри глазного яблока. Такая операция называется витрэктомией; она подразумевает полное или частичное удаление стекловидного тела. Таким образом, обеспечивается доступ хирурга к задней стенке полости глаза.

Впоследствии извлеченное стекловидное тело заменяется специальным материалом, который должен обладать высокой прозрачностью и необходимым уровнем вязкости, быть нетоксичным, долгосрочным и гипоаллергенным. В большинстве случаев для этого используют специальные сбалансированные солевые растворы, пузырьки с маслом или газом, искусственные полимеры.
Противопоказаниями к витрэктомии могут стать:

  • грубые патологии сетчатки или зрительного нерва;
  • выраженное помутнение роговицы.

В процессе витрэктомии хирург через тончайшие проколы удаляет необходимые участки стекловидного тела. После этого выполняется лазерная коагуляция участков сетчатки, уплотнение отслоения и восстановление целостности сетчатки. В образовавшуюся полость вводится заменитель стекловидного тела, который удерживает сетчатку в нормальном физиологическом состоянии.

Витрэктомия может осложняться кровотечениями, повреждениями хрусталика, разрывами или отслойкой сетчатки. В послеоперационном периоде возможны повторные кровоизлияния, повышение внутриглазного давления, развитие воспалительных процессов, изменений роговицы и повторной отслойки сетчатки.

Длительность операции может составлять от 1,5 до 2-3 часов. Витрэктомия отлично зарекомендовала себя, как наиболее эффективная операция для восстановления и сохранения зрения.

Цена этой хирургической методики может зависеть от следующих факторов: состояния глаза, характера операции и престижности медицинского учреждения.

Лазерное лечение отслойки сетчатки может проводиться только при начальных ее стадиях. Такая процедура называется периферической ограничительной лазеркоагуляцией. Она направлена на профилактику отслоения сетчатки.

Суть этой операции заключается в воздействии лазерным лучом на истонченные патологические участки сетчатки. Лазерное излучение «припаривает» их и образовывает спаивание сетчатки с нижележащими тканями. В результате периферической ограничительной лазеркоагуляции увеличивается скорость кровотока, нормализуется кровоснабжение и питание пострадавших участков внутренней оболочки глаза, блокируется поступление жидкости под сетчатку. После операции через 2 недели может выполняться лазерная коррекция зрения.

Противопоказаниями к лазерному лечению могут стать:

  • грубые изменения глазного дна;
  • наличие выраженного эпиретинального глиоза (образование пленки на сетчатке);
  • грубые рубеозы сетчатки (патологический рост сосудов);
  • недостаточная прозрачность оптических сред.

Операция может проводиться в амбулаторных и стационарных условиях в течение одного сеанса, который может продолжаться от 5 до 15 минут. Лазерное лечение легко переносится пациентами и ничем не осложняется.

Стоимость периферической ограничительной лазеркоагуляции зависит от площади сетчатки, которая подвергается воздействию лазера и престижа медицинского учреждения.
Подробнее о лазеротерапии

Продолжительность восстановительного периода и степень восстановления зрения после операций по устранению отслоения сетчатки зависит от:

  • вида операции;
  • тяжести отслойки;
  • способа лечения;
  • возраста больного.

В послеоперационном периоде врач разрабатывает для каждого больного индивидуальный план по реабилитации, от строгого соблюдения которого во многим будет зависеть и успешность восстановительного периода, и дальнейшие прогнозы.

Общие рекомендации по уходу за больными после операции по устранению отслоения сетчатки:

1. После операции глаз заклеивается специальной повязкой, которая защищает его от случайных загрязнений и света. Она меняется на следующий день. При смене повязки кожа век (не глаз) обрабатывается стерильной ватой, смоченной в 0,02% растворе фурацилина или 0,25% растворе Левомицетина на водной основе (эти растворы можно приобрести в аптеке). Уже через день глаз не следует постоянно заклеивать повязкой, которая будет препятствовать его движению и морганию. В качестве повязки можно использовать стерильную марлю, сложенную в 2-3 слоя и зафиксированную лейкопластырем на лбу таким образом, чтобы она не мешала движениям глаза. Повязка меняется ежедневно или по мере загрязнения.

2. Прием анальгетиков (Кеторол, Анальгин, Кетанов и др.) для устранения болей, которые могут беспокоить больного в первые дни после хирургического вмешательства и в периоде реабилитации.

3. Постельный режим назначается индивидуально для каждого пациента: врач может дать рекомендации по положению головы, возможности наклонов головы в ту или иную сторону, и откорректировать его длительность. Как правило, постельный режим назначается в первый день после операции, а далее больной должен соблюдать полупостельный режим.

В первые дни после выполнения экстрасклерального баллонирования больной ощущает ограничение подвижности глазного яблока и характерный отек. В послеоперационном периоде (как и в дооперационном) рекомендуется постельный режим, который позволяет уменьшиться пузырям отслоенной сетчатки и способствует рассасыванию жидкости под сетчаткой. После операции постельный режим должен соблюдаться не менее суток, а полупостельный назначается на 2-3 недели.

В послеоперационном периоде после экстрасклерального пломбирования для каждого больного разрабатывается индивидуальный режим и определяется необходимый срок постельного режима. Например, больному может рекомендоваться особенный постельный режим и определенное положение головы.

4. Пациенту запрещается подъем тяжестей свыше 5 кг и любые физические нагрузки. Длительность таких ограничений может определяться только врачом.

5. Пациент должен избегать стрессовых ситуаций и умственного перенапряжения.

6. Гигиена тела должна проводиться с некоторыми особенностями: следует избегать попадания воды или моющих средств в прооперированный глаз на протяжении времени, указанного врачом. При мытье голову необходимо наклонять не вперед, а назад. При попадании в глаз воды или моющего средства необходимо провести его промывание водным раствором фурацилина или Левомицетина.

7. Глазные капли назначаются для профилактики инфекционных осложнений и более быстрого заживления тканей глаза. Это могут быть: дезинфицирующие капли (Торбекс, Флоксал и др.), противовоспалительные капли (Индоколлир, Наклоф и др.) или комбинированные капли (Тобрадекс, Макситрол и др.). Длительность и частота закапывания определяется врачом индивидуально для каждого пациента. Обычно в первую неделю закапывание выполняют 4 раза в день, во вторую – 3 раза, в третью – 2 раза, в четвертую – 1 раз, а далее капли отменяются.

8. Больным с сахарным диабетом в конце операции и во время послеоперационного периода в область глаз вводятся противовоспалительные препараты (Кеналог, Дексаметазон, Дипростан), которые могут повышать уровень глюкозы в крови на протяжении 1-2 суток. Это может требовать дополнительной коррекции в приеме сахароснижающих препаратов или инсулина.

9. Посещение врача-офтальмолога после выписки проводится по индивидуально составленному графику.

10. При выполнении витрэктомии больному даются рекомендации о необходимости современной замены полимеров, замещающих стекловидное тело. Сроки указываются в зависимости от вида заменителя.

11. Временные очки и контактные линзы необходимы больному в первые дни и месяцы после оперативного лечения. Улучшение зрения может наступать в течение 2-3 (иногда 6) месяцев. У больных сахарным диабетом или у пожилых людей этот период может протекать более длительно. Окончательная очковая или линзовая коррекция выполняется после завершения восстановления зрения (обычно через 2-3 месяца после операции). Эти сроки устанавливаются индивидуально для каждого пациента.

Пациентам после выписки необходимо соблюдать дальнейшие рекомендации по уходу и режиму:

  • не водить автомобиль до заживления глаза;
  • избегать нагрузок на глаза (меньше смотреть телевизор, работать с компьютером, делать перерывы при чтении и т. п.);
  • носить солнцезащитные очки;
  • не тереть и не давить глаз;
  • не забывать о своевременных визитах к офтальмологу.

После периферической профилактической ограничительной лазеркоагуляции сетчатки в течение 10 дней после процедуры необходимо соблюдать ряд правил:

  • ограничить зрительные нагрузки;
  • исключить работу, которая связана с подъемом тяжестей, наклонами или вибрацией;
  • ограничить потребление жидкости;
  • отказаться от приема алкогольных напитков и соли.

Главным профилактическим мероприятием по предотвращению отслойки сетчатки становиться регулярные визиты к офтальмологу пациентов из групп риска (беременные, больные с близорукостью, сахарным диабетом, гипертонической болезнью, перенесшие травмы головы или глаза и др.). Частота таких осмотров определяется индивидуально (не реже 1 раза в год), а офтальмологическое обследование должно включать в себя диагностику периферических отделов сетчатки при расширенном зрачке. Эта группа пациентов должна быть ознакомлена с первыми признаками отслойки сетчатки, чтобы при их появлении немедленно обратиться за врачебной помощью.

При обнаружении участков начинающихся разрывов или дистрофии сетчатки таким пациентам может назначаться периферическая ограничительная лазеркоагуляция, которая способна предотвращать развитие отслойки. Для профилактики отслойки больным из группы риска может рекомендоваться отказ от занятий некоторыми тяжелыми видами спорта, ограничение в выборе некоторых профессий и особые рекомендации по зрительной нагрузке глаз. Беременным с угрозой отслоения сетчатки в качестве родовспоможения рекомендуется проведение кесарева сечения.

Пациентам группы риска и остальным группам населения для профилактики отслойки сетчатки следует соблюдать нормальный режим физических и зрительных нагрузок, избегать травм головы и глаз, подъема тяжестей.

Прогноз при обнаружении отслоения сетчатки зависит от давности начала процесса, своевременности и адекватности проведенного хирургического лечения.

Раннее проведение оперативного лечения способно гарантировать благоприятный исход операции и максимально возможное восстановление зрения.

По данным статистических наблюдений, если срок отслойки до года, и глаз хорошо видит свет, – шансы на восстановление зрения достаточно высоки. Ситуации при более длительных отслоениях рассматриваются индивидуально, и есть данные о том, что успешное лечение иногда возможно и в таких запущенных случаях.

источник