В одном лице но в разных масках

У меня чем хуже, тем больше улыбаюсь. Защитка такая.

В грозы, в бури, в житейскую стынь,
При тяжелых утратах и когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство.

Мы все носим маски, и приходит время, когда мы не можем снять их, не затронув собственной кожи.

Я действительно зашёл не вовремя. Она не успела надеть нужное выражение на лицо.

Человек чувствует себя неуютно, когда говорит о себе. Дайте ему маску, и он расскажет вам всю правду.

(Человек меньше всего похож на себя, когда говорит от своего имени. Но дайте ему маску, и он расскажет всю правду.)

Man is least himself when he talks in his own person. Give him a mask, and he will tell you the truth.

маски откровенность человек, люди правда

Если ты когда-то знавал гиену, а через несколько лет встретил её в облике белки, пусть то, что ты узнал её, заставит тебя задуматься.

— У тебя нет маски, и ты такая серая. Но ты лучше, чем ничего!
— Здесь все носят маски?
— Конечно! Как же без маски узнать, что ты счастлива, или грустишь, или злишься, или хочешь десерт.
— У меня есть лицо.

Улыбайся, пусть даже сердце твоё раскалывается. Все мы, как рабы в поле, надеваем маску «всё в порядке, босс», а сами не знаем, как свести концы с концами.

А меня ждут безмолвный дом, горячий душ, сигарета на пустой кухне, где из звуков только дыхание и шум закипающего чайника. Порой кажется, что он — единственное существо, которое чувствует меня таким, какой я есть, тогда как каждый видит таким, каким кажусь.

Может, лжешь себе? Лжешь, что ты хороший, который притворился плохим. Может, ты плохой? И лишь притворился хорошим?

Прожитая жизнь… Трудно объяснять такие вещи. Когда-то я надеялся, что каждый мой день будет расцвечен новыми красками. Такого, к сожалению, не произошло, но и тоскливой мою жизнь не назовешь. Больше всего она напоминает удачно купленную акцию – хорошая сделка, выгодная, курс повышался день ото дня, а я ведь по опыту знаю, что далеко не каждый может похвастаться подобным.

*По техническим причинам, сайт может быть временно недоступен. Приносим свои извинения за доставленные неудобства.

источник

В детстве обижаемся, кричим, отворачиваемся, восторгаемся. Все что угодно, кроме игры. Естественность с ограниченным сроком пользования. Надевать маску — это не значит проявлять неискренность. Маски стали требованием времени.

Скрывать чувства, владеть лицом, делать то же, что другие — всё это стало инстинктом.

Не стоит заглядывать под чужие маски. Потому что иногда ты можешь увидеть то, чего совсем не ждешь. Сломанную напрочь психику. Вдребезги искалеченную душу. И больные, страшно больные глаза.

Быть незаметным на виду — искусство камуфляжа в этом и заключается.

Присвоивши себе ту или иную маску, человек со временем так привыкает к ней, что и вправду становится тем, чем сначала хотел казаться.

как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

игра счастье маски разлука злость

Что сравнится с осенью в Нью-Йорке? Не думайте, что в это время опадают только листья. Так же с людей спадают и маски.

Много говорить о себе – тоже способ себя скрывать.

— Я хотя бы не прячу себя под маской.
— Нет. Ты прячешься у всех на виду.

Нельзя иметь целую кучу масок и не потерять доверие людей.

– Как-то ты больно быстро обжился, Красавчик, – прорычал Харрис. – На судне сутки, а уже командуешь?
– Ну, жизнь у меня такая, – улыбнулся я, глядя на него. – Я как житель Крайнего Севера – где упал в сугроб, там и новоселье.

*По техническим причинам, сайт может быть временно недоступен. Приносим свои извинения за доставленные неудобства.

источник

Привееет привеееет
И так сегодня утром направляясь на работу, наблюдая, за физиономией разных людей, в мою голову закрались со всех сторон мысли и разные взгляды…Кто как предпочитает себя вести, на незнакомых людях, и друзьях, с которыми мы знакомы пол века и нас выучили наизусть. Порой, посмотришь, — совершенно разные люди.

«Вся жизнь — театр, и люди в ней актеры!» — написал однажды В. Шекспир.

Так вот к чему я, что в одном человеке прячутся очень много сущностей. И это все зависит от настроения, окружающего нас Мира, Людей находящихся рядом, и куча всякой ерундистики с горкой.

Человек изменчив. Эта изменчивость обуславливается сразу же несколькими масками ложных личностей, которые взаимодействуют с миром вместо настоящего «я» человека. Иногда, наличие масок и фактор изменчивости – это средство психической приспособляемости к окружающей действительности, иногда – акт самоутверждения, иногда маска – образ есть средство защиты от окружающего мира. У кого-то маска скрывает наготу и ранимость души, для кого-то маска помогает выжить в окружающем жестком мире, для одного человека маска нужна как средство достижения корыстной цели со значительной долей умственного расчета и цинизма, другому она помогает скрыть кучу комплексов, третий с помощью маски повышает собственную самооценку, но тем не менее впадает в иллюзию представления о собственной личности, так или иначе, маска это некий образ, которому человек очень старается соответствовать для создания своего определенного имиджа, маска определяет ту роль, которую люди играют в обществе.

Хочу рассмотреть несколько форм, тех поведений людских, которые я бы подчеркнула:

Маска «хорошего человека».
Очень хорошо эту маску охарактеризовал Ошо:
«Хороший человек» не обязательно осознан. Он прилагает большие усилия, чтобы быть хорошим, он борется с плохими качествами – ложью или воровством, неправдой, нечестностью, насилием. Они есть в хорошем человеке, но в подавленной форме, и могут извергнуться в любое мгновение.Хороший человек может превратиться в плохого очень легко, без всякого усилия – потому что все эти плохие качества есть, но только свернуты, подавлены усилием. Если он устранит усилие, они немедленно извергнутся в его жизнь».
Действительно, «хороший человек» — просто маска, придуманная людьми, сознанием живущими в мире дуальности, и выбранная индивидом для усиления своего чувства собственной важности. Гораздо ценнее искренний человек, человек, способный воспринимать, учиться, познавать, стремиться. Что может быть важнее умения видеть знаки, встречающиеся на пути, слышать голос Духа и идти путем Сердца.
Психология социальных ролевых игр: «Хороший человек всегда серьёзен, потому что он боится всех тех плохих качеств, которые подавил. И он серьёзен, потому что глубоко внутри желает, чтобы его почитали за его добро, чтобы его наградили. Он жаждет респектабельности».
Человек, пребывающий в образе «хорошего» будет соверешнно обычным наедине с собой; он может быть даже злым и агрессивным по отношению к кому-то очень близкому, или когда знает, что его никто не видит; он может иметь в своем сознании негативные, пагубные мысли, но следит за тем, чтобы эта тень не покрыла его лицо в социуме. «Хорошему человеку» важна публичность: признание его духовности, одобрение и уважение со стороны окружающих. Часто «хороший человек» проявляет себя в качестве педагога: эти люди могут быть хорошими ораторами, даже проповедниками, они любят учить других (и учить часто тому, чему даже близко не могут соответствовать сами), они с большой долей внутреннего удовольствия играют свою роль и получают огромное удовлетворение от собирания и внимания публики вокруг себя.
Этот вид ролевой игры в «хорошего человека» плотно пересекается с темой религиозности. Религия полезна в массах тем, что она являет собой сдерживающий фактор. Религиозные люди очень часто носят маску «хорошего человека», уверовав в свою вторую личность, но корни маски хорошего человека, в этом случае, имеют основу страха: страха наказания за согрешения со стороны Бога. Индивид старается быть «хорошим» не от своей личной предрасположенности, стремления избавить себя от пороков, не от стремления к повышению уровня осознанности, а в основном, из-за страха последующего наказания. Это неплохо, тем более в нашей сегодняшней реальности, но искусственно за счет опять же, силового усилия. Впрочем, как и все любые другие маски.
Надо отметить, что маска «хорошего человека» (или доброго человека) все-таки гораздо конструктивнее, нежели потакание своему разгильдяйству, ибо она дисциплинирует, и при любом сбое человек впоследствии будет испытывать угрызения совести. Это неплохо. Эту маску хорошего человека можно использовать в качестве стартового разбега для пробуждения духовности. Если индивид пойдет по пути совершенствования дальше, то в моменты самонаблюдения он сможет впоследствии отследить эту свою искусственность в качестве маски «хорошего», если на то хватит потенциала энергии и уровня осознания, и предпримет попытки к трансформации любого рода своих масок, или ложных личностей. Хотя, конечно, такое бывает крайне редко: в основном люди вживаются в свои маски, или маски вживаются в людей (суть одно и тоже) и так и проживают свои жизни, в социуме никогда не бывая собой настоящим.

Маска — образ «вечно несчастного».
Этот образ удобен энергетически слабым людям. Образ постоянно «несчастного» прочно вплетается в сознание человека, и это есть его выбор собственной реальности.
Чтобы ваша жизнь была наполнена радостью и счастьем, чтобы каждый новый день приносил новые радостные изменения, нужно самим научиться управлять своим мышлением, восприятием, а стало быть и судьбой. Чтобы уметь чувствовать счастье, прежде всего, нужно уважать и любить окружающий мир, себя и все мироздание. Счастье – это сила духа человека, это ответственность за свой образ жизни и мышление, это состояние человека, открывшего нового себя.
По жизни «несчастные» ощущают себя жертвами, поэтому планомерно делают жертвами своих «несчастий» всех близких. Такие люди обязательно находят всевозможные поводы к своему несчастному существованию, а если в ближайшей видимости ума таких поводов нет, то им становится некомфортно, и ум делает все возможное, чтобы поправить эту некомфортность в сторону состояния «несчастного». Потакая своим различным слабостям, привычкам и своему направлению мышления в сторону жалости к себе, индивид стяжает энергии окружающих к своей персоне, такой человек становится зависимым от постоянного внимания и жалости со стороны окружающих и близких к себе и этим видом энергетического вампиризма демонстрирует свою личностную незрелость. Фиксируя свое восприятие на всем разрушительно – негативном, «несчастный» усугубляет свое деструктивное состояние, выбраться из которого очень и очень трудно.
Надо сказать, что одна из причин ощутить себя несчастным – это поиск и желание постоянного в непостоянном. Человек никогда не бывает доволен тем, что он имеет. Кратковременная радость сменяется все новыми и новыми желаниями, а их нереализация – разочарованием. Когда люди получают то, чего они хотят – они в восторге; когда — нет, то они разочарованы, озлоблены и подавлены.
Люди ищут счастья во внешнем мире, не понимая, что счастье есть внутренняя составляющая человека, основанная на философии принятия себя и мира.
Очень хорошо сказал Тубтен Чордон: «Все беспокоящие эмоции основываются на свойственном нам предположении, что счастье и боль приходят извне.Тот взгляд, что счастье и несчастье исходят от внешних вещей и людей, ставит нас в затруднительное положение, поскольку мы никогда не можем полностью контролировать то, что нас окружает. Мы пытаемся обрести желаемое имущество, но нам всегда мало. Постоянно разочарованные, мы ищем большего и лучшего, чего бы то ни было, что, как мы думаем, принесет нам счастье. Но знаем ли мы хотя бы одного богатого человека, полностью удовлетворенного? Знаем ли мы хотя бы одного человека, который полностью доволен своими друзьями и родственниками? Точно так же всякий раз, когда у нас возникает проблема, мы думаем, что она вызвана вещами или людьми извне. Мы приписываем наши эмоциональные проблемы тому, как наши родители обходились с нами, когда мы были маленькими. Мы возлагаем вину за нашу теперешнюю неудовлетворенность на своих начальников, подчиненных, родственников или учителей. Мы хотим, чтобы окружающие нас люди научились обходиться с нами получше. Другие не такие, как нам хочется, и мы постоянно терпим крах в своих попытках заставить их измениться.»
Маска – образ вечно несчастного во многом удобна носящим ее, ибо внимание окружающих, основанное на сострадании и жалости к таким «несчастным» людям есть единственное средство получить желаемое в виде энергетической подпитки человеком. Но стяжательство энергий не единственный плюс для «несчастных». Часто, используя этот образ, такие люди добиваются и других своих скрытых корыстных целей, которых они никогда не смогли бы добиться естественным своим поведением.

Маска-образ беспомощного человека.
Схожа по вектору направления мышления с личностью, пребывающей в образе вечно несчастного: «я ничего не могу в этом мире», «это мне сложно», «это я не сумею», » в этом я не разберусь»., итд. В основном, люди пользующиеся этой маской тоже склонны к вампиризму, ибо груз своих проблем им сподручнее переложить на другие плечи, и наблюдая за тем, как ближайшее окружение справляется с их проблемами, они облегченно вздыхают и с унылой улыбкой произносят: «ну вот, какой(какая) ты молодец, так хорошо справился (справилась) со всем, я же говорил(а), что ты в этом понимашь гораздо лучше меня и сделаешь, конечно, все грамотнее и качественнее».
Эта позиция очень удобна: «зачем буду напрягаться и брать ответственность за что-либо я, когда все тоже самое может сделать кто-то еще».

Образ маска духовно-нравственного человека.
Очень похожа по своим проявлениям с образом – маской «хорошего человека», но имеет несколько отличий:
а) Если человек не является высоко духовным, нравственным в истинном смысле этих слов, то носящий маску подобия, будет демонстрировать склонность к осуждению и бесконечным порицаниям всего того и всех тех, что и кто не вписывается в рамки его привычной ментальности, в то время, как истинный высоко духовный человек имеет уровень понимания на основе принятия, спокойствия и не суждения, ибо знает, что каждый в этом мире проходит свои этапы личностного становления, что каждый находится ровно на своем уровне, и взаимодействует с миром, тождественно своему уровню развития, а потому осуждать такого человека просто бессмысленно. Все движется по закону эволюционного развития, и стремящийся отлично понимает: когда–то он и сам был таким же, и совершал подобные ошибки, и разве есть смысл осуждать человека, когда выше своей головы он прыгнуть не сможет…
б) Очень часто, пребывающие в этом рассматриваемом образе люди, склонны к проявлению агрессии. Не замечая за собой этого факта, такие люди имеют привычку выброса своих накопившихся разрушительных энергий качестве эмоций во внешний мир. Если эти выбросы осознаваемы, то такие люди имеют защищающую их философию борьбы против «зла мира сего». Религиозных фанатов, также сектантов можно отнести сюда в качестве примера.
в) Пребывающие в образе высоко духовного, нравственного человека нуждаются в постоянном внимании и одобрении со стороны окружающих. Таким людям нужна публика и часто лидерство. В то время, как истинный великодушный человек стремится быть незаметным.
г)Пребывающие в этой маске любят говорить о духовности, они имеют потребность учить, наставлять и доминировать. Это есть акт самоутверждения, но такие люди, как правило не соответствуют тем словам, которые они так любят произносить о духовности. Истинно духовный человек не нуждается в потребности учить, он беспрерывно учится сам, повышая свой потенциал Любви-Мудрости через осознание.
д) Многие, позиционирующие себя, как «духовный» любят спорить. Но в споре тонет истина, и спорящие о духовности и о своей причастности к духовному со стороны похожи на героев басни Крылова «Лебедь, щука и рак», где каждый слышит и понимает лишь себя. Истинно духовному человеку не нужны споры: он видит искажения.

Маска – образ «холодного», или нечувствительного человека.
Если человек не является черствым по-настоящему, то такая маска–образ служит хорошей психологической защитой от разных деструктивных реалий жизни. Психологической основой такого образа служит страх, слабость и глубокая внутренняя оголенность перед миром, поэтому личность принимает для себя такой сознательный выход, в виде этого образа, тем самым, как панцирем, отгораживается от мира и реальности. Это есть неосознанное стремление человека закрыться от мира. На какое–то время этот образ действительно служит защитным коконом для человека, но не на долго. Бесконечность диктует свои правила и законы, и один из них гласит:
Чем сильнее человек бежит от реальности, тем стремительнее реальность настигает его.

Маска – образ гиперсексуального человека.
Если человек не страдает психической, или физиологической паталогией, касаемой данного вопроса, то гиперсексуальность также является образом – маской, в которую прочно вживается личность. Коротко можно отметить, что корни возникновения образа гиперсексуального – это потребность в постоянном самоутверждении человека среди окружающих людей и перед самим собой. Подсознательная основа такого образа – стремление личности к подавлению. Удовлетворение победами на «сексуальном поприще» обычно носит кратковременный характер, а потому личность усиленно ищет все новые и новые пути реализации своего глубокого комплекса, или зависимости.

Маска – образ жалостливого человека.
Очень трудно отличить человека с действительно тонкой психической натурой от человека, неосознанно пребывающего в этом образе. Если у первого характериологической особенностью является искреннее стремление помочь, или посочувствовать ближнему, то у второго подсознательной причиной возникшего образа является:
а) проекция чувства жалости к себе, как один из аспектов проявления чувства страха и незащищенности перед окружающей средой,
б) акт самолюбования своей «тонкой» организацией психики,
в) побуждения к помощи ближнему на скрытой основе, что когда –нибудь этот ближний поможет и ему тоже,
г) корыстная основа: многие, носящие эту маску–образ стараются вовремя оказаться рядом и помочь исключительно важным и нужным для них людям.
8. Маска-образ супер общительного и вечно жизнерадостного человека.
Индивид, пребывающий в этом образе отличается от истинно жизнерадостного тем, что основой его такого поведения является бегство от своего глубокого внутреннего одиночества, которое также является проекцией чувства страха пред окружающей действительностью. Есть люди, которые паталогически не могут находится в одиночестве, или уединении. Такие люди обожают шумные кампании, нарочито громко смеются на анекдотами, а если находятся дома одни, то стараются заполнить свое жизненное время хотя бы разговорами по телефону. Бегство от реальности заставляет их искать псевдо друзей, а дружбу заменять суррогатом общения. Часто за этим образом-маской скрыватеся по-настоящему очень грустная личность. Стремление заполнить контактами свое свободное время, также желание сбежать от своих пробем и мрачных мыслей выражается в чрезмерной общительности и чрезмерной активности в поиске родственного по духу человека, или круга людей.
Не секрет, что многие люди довольно одиноки даже в кругу своей семьи, или «близких» людей, которых они называют друзьями. В этом случае и семья, и друзья являются просто социальной бутафорией, являющейся необходимостью для самоуспокоения личности.
Так или иначе, маска это некий образ, которому человек очень старается соответствовать для создания своего определенного имиджа, маска определяет ту роль, которую люди играют в обществе. За всеми этими масками, часто теряется истинное Я. Мы живем через маску, реагируем через маску, мы меняем одну маску на другую, боясь увидеть себя настоящего.
В заключении можно сказать следующее: Играя в социуме в свои «привлекательные» и индивидуальные для каждого образы, человек в какой–то момент времени перестает осознавать неестественность своей линии поведения, и маска – образ прочно вживается в сознание личности, и становится неотъемлемой ее частью. Ложная личность вытесняет лицо человека, заставляет человека постоянно думать о своем образе, соответствовать ему и потакать его прихотям. Ложная личность порождает и ложные желания. Что такое «ложные желания»? Это любые корыстные эгоистические намерения и желания, которые или идут вразрез с нравственными законами, тем самым сбивая личность от истоков духовного, или же это те желания, которые постепенно превращают человека в зомбированного потребителя с шаблонным мышлением и с чернеющей пустотой в душе. В результате человек становится неискренним не только перед окружающими, но и перед самим собой тоже. Опасность для носящих разнообразные маски –образы заключается в том, что эти люди живут не своей жизнью, и зависимы от эгрегора своего имидж –образа. Вырваться из силы воздействия укоренившегося образа можно лишь через повышение уровня осознанности: когда человек устанет от самого себя и предпримет попытки к своему качественному изменению, если, конечно, это еще не поздно.

источник

С давних времен актеры пользуются театральными масками, комическими либо трагическими, однако и все те, кто составляет публику, носят в своей повседневной жизни самые различные маски – символы тех ролей, которые они играют в пьесе жизни. Роли могут меняться – сегодня одна, завтра другая, – но маска будет на лице всегда. Человек никогда не снимает ее.

Наши маски меняются с возрастом. Став взрослыми, мы надеваем на работу маску профессионала; придя домой – родителя или супруга. Некоторые маски подразумевают полную смену костюма. Собственно говоря, почти весь гардероб человека – это и есть его маска, необходимая для исполнения определенной роли: «я – соблазнительная молодая девушка»; «я – деловой человек»; «я собираюсь в деловую поездку, на охоту, на прогулку. » В каждом случае я наряжаюсь соответственно обстоятельствам. Внешний вид говорит о том, какую роль я играю в данный момент. Солдат, полицейский, служащий корпорации и дворник, подметающий улицу, – все одеваются для исполнения своих ролей.

Мы меняем маски не только в зависимости от ситуации и образа действия, но и при общении с разными людьми. У каждого человека множество масок, и он способен менять их с удивительной скоростью. Каждый раз при сознательной или бессознательной смене ролей мы меняем и их символы – маски. Общаясь с одним человеком, я играю одну роль и надеваю ту маску, которая для этого требуется, с другим – роль и маска для нее иные. У кого-то такие перемены не вызывают затруднений. Возможно, вам доводилось встречать людей – на вечеринках, например, – умеющих менять маски с молниеносной быстротой. Наблюдать за человеком, умеющим вращаться в обществе, когда он переходит от одной группы к другой, все равно что наблюдать за великим актером, мгновенно входящим в новый образ. Иногда разница между масками почти не заметна, иногда различия настолько резки, что бросаются в глаза. Сменив маску, один и тот же человек внезапно предстает перед вами в новом образе: серьезного работника, шутника, влюбленного, циника или энтузиаста.

Некоторые маски мы надеваем сознательно: среди мало интересных нам людей улыбаемся, смеемся глупым анекдотам и притворяемся, что внимательно слушаем, когда наши мысли витают далеко; на похоронах делаем грустное лицо. Иногда, конечно же, маска отражает истинные, спонтанные переживания: мы можем смеяться от счастья и плакать, потому что у нас горе, – но даже в этом случае наши жесты и мимика, соответствующие моменту, не являются врожденными, а приобретаются в очень раннем возрасте путем подражания. Даже некоторые самые элементарные формы самовыражения – например, кивок в знак согласия – не универсальны, а приняты лишь в том или ином этносе. Коллекции масок у большинства людей просто поражают своим богатством: их тысячи!

Привычка носить маску дается нам с рождения. С самого раннего детства, задолго до того, как ребенок произносит первое слово, он учится кричать не от боли, а чтобы привлечь внимание родителей, улыбается, чтобы снискать чье-либо расположение, и вообще разыгрывает спектакли. Нас с детства приучают вежливо говорить с посторонними людьми, потому что это – часть человеческих отношений. Общественное давление заставляет нас держаться в рамках приличий. Мы не вправе ударить того, кто нам не нравится, но не можем позволить себе и изъявления любви к каждому, кто нам симпатичен, – опять-таки из-за светских условностей. Порой мы надеваем комическую или трагическую маску, маску скуки или безразличия, уверенности в себе или насмешки – все это маски, принятые в обществе.

Мы привыкли вести себя при общении друг с другом так, будто разыгрываем пьесу, зная свои роли назубок, при этом наши манеры служат нам такой же маскировкой, как и одежда. «Извините, пожалуйста», «Как поживаете?», «Желаю приятно провести время» – все эти слова – лишь навязанная нам окружением маска вежливости. Точно рассчитанный формальный поклон является непременным атрибутом социального поведения у японцев, тогда как в какой-нибудь другой национальной среде ту же роль выполняет похлопывание по спине.

Общество, как правило, заставляет людей казаться хуже, чем они есть на самом деле, хотя мы не всегда осознаем это. Порой мы демонизируем себя только для того, чтобы быть принятыми в определенном кругу. В милитаризированных кругах нужно казаться жестким, суровым и мужественным – только в этом случае тебя примут за своего; так называемый «высший свет» требует от человека быть остроумным, беспринципным и циничным. Ношение маски – это не только способ самоутверждения, но и необходимое условие для создания близких, интимных отношений. Много лет назад ко мне пришла накануне своей свадьбы молодая женщина с рядом вопросов, касавшихся брака. Незадолго до того она стала соблюдать еврейские традиции, но психологически и эмоционально принадлежала поколению шестидесятых. Мы говорили о том, какими она представляет себе свои отношения с мужем. Поскольку она прошла школу хиппи, ее идеал супружеской жизни был основан на полном доверии и открытости. Я сказал ей (хотя это может показаться не слишком похожим на совет раввина), что состоять в браке еще не значит, что вы постоянно находитесь в зале суда, где клянетесь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. (Нет, по правде говоря, это был настоящий совет раввина – см. Вавилонский Талмуд, «Йевамот», 65б).

Нет необходимости выкладывать друг другу всю подноготную о себе, что-то можно и пропустить. Примерно через полгода я встретил ее супруга и понял, что она не вняла моему совету. Невооруженным глазом было видно, как он страдает. Она не только говорила ему все, что думает о нем в каждый конкретный момент, но и подробно рассказала о своем прошлом. Я понял, что бедный муж не вынесет столько правды.

Положительная сторона ношения маски состоит в том, что она служит защитой нашего внутреннего «Я», а иногда защищает от него окружающих. Мы вынуждены носить ее, чтобы поддерживать нормальное течение жизни общества, беречь других людей, а не вредить им. Ведь резкое, грубое и бесцеремонное слово вполне способно уничтожить человека. Одну и ту же мысль можно выразить в разговоре с ним и жестко, безапелляционно, и более мягко, щадя его чувства.

У маски очень много функций, и снимать ее опасно. Иногда маска, подобно одежде, прикрывает наготу; иногда она – щит, а иногда – массивные железные латы. Тело необходимо защищать как от перегревания или ожога, так и от сильного переохлаждения. Физическая и психологическая нагота имеют много общего: в обоих случаях и маска, и одежда дают преимущество для выживания. Это не ложь, а щит, броня, часть необходимых мер, которые человек вынужден принимать, чтобы не погибнуть.

Каждый носит маску, и все знают, что это не подлинное лицо человека. Совершаем ли мы, надевая ее, подлог, фальсификацию? Какие отношения связывают с ней человека? Маска обнажает и прячет одновременно. В каком-то смысле каждое слово – маска какой-либо идеи.

Между внутренним «Я» (если оно существует) и его личинами всегда сложные и запутанные отношения. Мы не безмозглые существа, мы обладаем сознанием и пользуемся масками по собственному выбору, который, однако, отражает нашу внутреннюю сущность. Всякий раз, когда человек надевает маску, – сознательно или бессознательно, – она никогда не бывает полностью чужда ему и неизбежно отражает хотя бы часть правды о его подлинном «Я».

Мы надеваем маску как нечто обращенное ко внешнему миру, однако выбор ее – следствие внутренних процессов, их результат, даже если мы думаем, что при этом подражаем кому-либо. Избранный человеком образ, в котором он хочет предстать перед окружающими, не менее важен для понимания его личности, чем исследование внутреннего мира. Так как наши личины являются следствием перманентных изменений, связанных с возрастом, статусом, требованиями общества, то у нас не существует избранного раз и навсегда, фиксированного облика – наша маска эволюционирует вместе с нами. Где кончается оболочка и начинается сущность? Панцирь черепахи – ее дом? Убежище? Можно ли представить себе черепаху без панциря? Конечно, между ней и человеком огромная разница: черепаха не может менять панцирь по своему желанию. Человек – существо более сложное, и поэтому способен менять и действительно меняет свои маски. Однако мы создаем образ, а он, в свою очередь, влияет на формирование личности. В художественной литературе немало произведений на тему о том, как человек, проносивший маску достаточно долгое время, не может ее снять, а если и снимает, то обнаруживает, что его лицо без маски сохранило с ней сходство, хотя он больше и не хочет ее носить.

Если возможна смена образа, то должно существовать и истинное «Я», которое это делает. А есть ли оно вообще, можно ли полностью избавиться от маски? Человека нельзя увидеть без нее даже в его спальне. Он всегда играет какую-либо роль – и находясь среди хорошо одетых людей, и лежа голым под одеялом, – хотя, конечно, речь идет о совершенно разных ролях. Маска будет иной, но все равно останется таковой. Кажется, нам никогда не удастся до конца избавиться от личин.

Во многих культурах существует страх перед физическим обнажением, но еще больший страх вызывает обнаженность духовная. Мы чувствуем, что внутри нас много плохого, способного вызвать у других отвращение, раздражение или смех. Поэтому мы продолжаем играть роли, опасаясь выйти из образа и обнажить то, что скрывается внутри. Годы жизни и учебы добавляют новые слои к защитной оболочке нашего существования. Их можно снимать один за другим, как слои луковицы, но что останется в конце концов? Нас пугает мысль о том, что все наше существо напоминает луковицу и если снять с него слой за слоем, то в результате ничего не останется.

С другой стороны, мы стремимся раздеться. Воин, возвращающийся с поля брани, хочет снять доспехи, бизнесмен, оказавшись дома, – сбросить пиджак и галстук. Точно так же нас утомляет множество покровов вежливости или респектабельности, у нас может появиться стремление обнажить то, что скрыто под ними. Мы надеемся, что оголившись, обретем легкость, свободу, даже счастье. Порой нам кажется, что если бы мы были способны сбросить маски образованности или интеллигентности, то обнаружили бы под ними нашу внутреннюю суть. Это ощущение основано на предположении, что простые люди являются более правдивыми, подлинными, настоящими, безыскусными. Так ли это? «Голый» человек, первобытный человек, человек без маски – честнее ли он и естественнее ли, чем в маске? Является ли она навязанной или так же натуральна, как и известные только нам самим аспекты личности? Правильно ли считать голого человека более естественным, чем хорошо одетого джентльмена? «Настоящий Адам» – голый или одетый?

Так что же происходит, когда люди снимают «одежду» и высказывают то, что думают? Давайте выразим ту же мысль по-другому, чтобы она выглядела более живописно. Предположим, я говорю кому-то: «Я хочу увидеть тебя таким, какой ты есть на самом деле. Раздевайся!» Человек раздевается, остается совершенно голым. Тогда я говорю: «Нет, этого мало. Ты все еще одет. Сними всю плоть. Надо дойти до самой глубинной сути. До костей». Неужели скелет подлинней, чем человеческое тело с плотью и кровью? Это ли суть человека? Разве так лучше видно «настоящую личность»?

Но действительно ли человек, подвергающийся психоанализу, познает истинного себя? Снимание всех слоев, одного за другим, открывает вовсе не «подлинную» сущность личности, а всего лишь иную ее грань. Все это – частичная реальность. Маленький ребенок, научившись снимать одежду с куклы, начнет раздевать всех кукол, какие попадутся ему под руку. Затем он попытается раздеть собаку. Возможно, дети обладают истинно научным любопытством: они хотят видеть правду, знать, что находится внутри каждой вещи.

Что стоит за этой метафорой? В чем истинная сущность человека? Разве одеяния, которые мы носим, став взрослыми, хуже данных нам от рождения? Если лишить человека всего приобретенного им в течение жизни и оставить только исходно присущее ему, он не станет от этого чище. Чистая духовная сущность личности принадлежит другому миру; это не все его внутреннее «Я». Личность носит комбинированный характер и включает в себя плоть, кровь, чувства, разум, темперамент, душу и… маски.

Истинного «Я», скорее всего, не существует. Его поиск состоит не в том, чтобы ответить на вопрос, возможно ли обнажиться полностью, и не в том, выявляет ли такое обнажение подлинную правду. Главное – понять, можно ли считать подобное срывание покровов достижением. То обнаженное существо, что предстанет перед нами, – лучше ли оно прежнего человека? Или же наоборот: измененный, цивилизованный, подтянутый человек выше по своему уровню?

Приведу историю о встрече между раби Акивой и римским правителем Палестины Тиннеем Руфусом (которого иудеи прозвали тираном Руфусом), иллюстрирующую этот запутанный вопрос. Между ними состоялся философский диспут, который был связан, с одной стороны, с духовным крахом язычества в самом Риме, а с другой – с политическими трениями между еврейским населением и римскими правителями. (Это произошло примерно в 130 году н. э., перед восстанием Бар Кохбы против римлян. Раби Акива был одним из величайших мыслителей своего времени, да, в общем-то, и всех времен. Тинней Руфус не одержал победу в этом споре; он завершил его позже, попросту приказав казнить своего оппонента).

Римлянин спросил раби Акиву: «Что выше – природа или то, что с ней делают люди?» Раби Акива ответил, не задумываясь: «Выше то, что делают люди». Римлянин задал следующий вопрос: «Может ли человек создать небо и землю?» «Нет, – сказал Акива, – мы не можем создать небо и землю, но то, что люди умеют делать, у них получается лучше. Взгляни, с одной стороны, на стебелек льна, а с другой, – на ткань, сделанную из него; взгляни на ворох пшеницы и на каравай хлеба. Какое из этих творений выше?» Не найдя ответа, римлянин спросил: «Скажи мне, почему ты обрезан?» Тинней Руфус хотел доказать, что природа более совершенна, чем творения рук человеческих, тем самым опровергая одно из основных положений иудаизма, которое гласит, что человек – соучастник в деле Творения, он несет ответственность за этот мир и обязан преобразовывать его, делая лучше. Раби Акива не дал ему развить эту мысль. Он не собирался шутить, и его слова не были тактической уловкой. Из позиции, представленной раби Акивой, следуют далеко идущие выводы. Природный, естественный объект не обязательно является более высоким или совершенным. Человек, который одет, а следовательно, более приспособлен, переходит на другой, более высокий уровень совершенства.

Библейская заповедь в отношении священнослужителей гласит: «И сделай им нижнее платье льняное, чтобы прикрывать наготу, от талии до колен» («Исход», 28:42). Эта заповедь не призвана приучить священнослужителей к скромности, дабы никто не мог увидеть интимные части их тела обнаженными (они носили длинные рубахи до самых щиколоток). Она, по всей видимости, преследует иную цель: скрыть наготу священников от них самих.

Это платье имеет символическое значение и необходимо для проведения некоторых ритуалов, однако оно имеет и психологический смысл. У каждого человека есть то, что лучше скрывать от всех, и от себя в том числе. Желание обнажить сокрытое не всегда похвально. Одежда не помогает нам избавиться от своих секретов, а только прячет их. Постоянно обращаясь к ним и выставляя на всеобщее обозрение, можно причинить себе сильный вред. В личности каждого человека есть негативные аспекты, которые следует подавлять и прятать поглубже, чтобы не возник соблазн развивать их и даже сделать доминирующими. В каждом из нас скрыта порочность, чего мы зачастую даже не осознаем. До тех пор, пока зло спрятано, человек еще может как-то бороться с ним, но когда оно обнажено, хрупкое равновесие его «Я» нарушается и зло становится опаснее, чем тогда, когда оно пребывало в латентном состоянии. Французский философ Монтень писал, что если бы людей наказывали за их мысли, то каждый заслуживал бы повешение по нескольку раз на дню.

Такое подавление можно рассматривать не только как защитный механизм против посторонних – он защищает людей и от них самих.

Есть такое арамейское выражение: «То, что сердце не открывает рту»[1]. Точно так же существуют вещи, которых сердце не открывает даже самому себе. Лишь исключительные люди могут без дрожи заглянуть в бездну своей души. Вглядываться в нее – все равно что пробивать корку запекшейся лавы в кратере: раскаленная масса может вырваться наружу и испепелить все вокруг.

Таким образом, маска целомудрия – не что иное, как средство самозащиты. Снимать ее следует с большими предосторожностями и как можно реже. «Лукавее всего сердце человеческое и крайне испорчено; кто познает его?» – сказал пророк Иеремия (17:9). Б-г, естественно, знает об этом; некоторые из людей подозревают, что это так, но удобней находиться в неведении. Прикрытие – не обман, а скорее способ сдерживания и контроля. Все в человеке должно находиться во взаимодействии друг с другом, ему следует разумно использовать то, чем он обладает, но прежде всего надо держать своих внутренних хищников в клетке.

На одном из диспутов о милосердии мудрецы говорили о тех, кто притворяется нуждающимся в пожертвованиях, а на самом деле может обойтись без них[2]. Они утверждали, что человек, прикинувшийся хромым и просящий на основании этого милостыню, не умрет до тех пор, пока не охромеет на самом деле, а того, кто притворялся больным, сведет в могилу та самая болезнь, которую он симулировал. Маска станет реальностью. Маска оказывает очень большое влияние на человека, даже против его воли. Один из участников этого диспута сказал: «Так бывает с тем, кто прикидывается хромым. А что тогда ждет того, кто притворится святым?» Ответ такой же: он не умрет, пока не станет святым. И это действительно наказание, потому что жизнь святого неизмеримо тяжелее жизни святоши. Но это и награда – за то, что человек надел именно такую маску.

Мидраш говорит, что на горе Синай Г-сподь появлялся перед каждым в том обличии, в каком Он представлялся до этого человеку[3]. По еврейским понятиям, лидер – это человек, способный найти индивидуальный подход к каждому. Может быть, это дар Б-жий: уметь появляться перед человеком таким, каким он хочет тебя видеть.

Вероятно, коренной вопрос заключается не в том, может ли человек обнажаться, и не в том, надо ли ему это делать, а в том, какую маску ему нужно носить. Каким способом мне следует принарядить свою личность, чтобы она выглядела наиболее возвышенной? Человек и его маска, природа и артефакт, рука и инструмент – все это взаимосвязано. Человеческая природа уникальна: нам дарована способность самим выбирать себе маску – демона или ангела.

[1] «Коѓелет раба», 12:9, «Мидраш теѓилим», псалом 9.
[2] Мишна, «Пеа», 8:9.
[3] «Шмот раба», 5:9.

Автор: р. Адин Штейнзальц
Из книги «Простые слова».

источник

Все люди одевают маски,
Пытаясь скрыть свое лицо
Одним, улыбка, цвет, и краски,
Другим, — обыденное зло
Одни в восторге и смеются,
Другим, лишь хочется бежать
За это все придет расплата
Ее лишь нужно подождать…

Все получают – что хотят,
А может, то, к чему стремятся,
Ведь эти маски носят все,
Зачем чему-то удивляться,
Зачем улыбка на лице,
Зачем испуг в глазах счастливых,
Зачем, зачем скажи себе
И потянись без маски к людям…

Не каждый смел, не каждый горд,
Не каждый может жить без масок,
Ну разве что один разок,
Когда не в силах удержаться
Не каждый день так нужно жить
Не каждый раз за маской новой
Их можно много накопить
И как бы в них не затеряться…

Не потеряй свое лицо,
В рутине цвета разных масок,
И будь всегда самим собой,
Хотя так хочется порой…
Надеть и скрыть обычный образ
Прикрыть лицо, уйти от всех,
Запомни – это только образ,
Он не внутри, он на тебе…

И сила маски словно дым,
Густой, наполненный дурманом,
Пока вдыхаешь, — опьянен
Летящим в воздух ароматом
Но воздух чист, свежо в душе
И клубни тают развиваясь
И вот опять — такой как был
Затянешь новым ароматом

И снова маска, нет души
Хотя и сердце томно стонет,
Зашитые на нем рубцы,
Они печалью, болью стонут
И оставляют вновь и вновь
Порезы ссадины и раны
Лишь те, кто причиняют боль
И не дают зажить тем ранам

Одели маски, легче Вам?
Скрывать свое предназначенье
Уйти подальше от проблем,
И снова новые движенья,
Закрыть лицо, его черты,
Но вот глаза никак не скроешь,
И выдают порой они,
Что ты внутри, — улыбкой стонешь…

Иди на встречу, сделай шаг,
Отбрось лица цветные краски,
И покажи свое лицо,
Зачем нужны эти гримаски,
Снимаем маски – прочь обман,
Ведь ангел не такой как в сказке,
Он тоже пачкался в грязи,
Не примерял чужие маски

И это плюс, — не потерял,
Не обманул и не украл,
Не разрушал и не играл,
Спустился с неба, не упал
Был непреклонен пред судьбой,
И вот теперь перед тобой
Такой как есть – он приземлился,
И той воздушности лишился

А ты уже не представляешь,
И снова в небо запускаешь,
А он не тот, совсем другой
Так было решено судьбой
Снять маску, что его пленила,
Её ты близко подпустила,
А вот его не оценила,
Всего лишь маска это было…

Играла ты, — играл и он,
Быть может просто был влюблен,
Как оказалось, все не так,
А он другой, не веришь? Факт!
Та маска, где-то в стороне,
И вот не верится тебе,
Что не такой, не тот кто нужен,
А он уже перезагружен

Отбросим маски, ложь, игру,
К чему придем, — лишь к одному,
Красивый образ растворится,
И он уже не возвратится…

источник

Статья основывается на моём анализе книги Лиз Бурбо «Пять травм, которые мешают быть собой».

Лиз Бурбо выделяет следующие виды психологических масок:

5. Были несправедливы (ригидный).

Маска представляет соответствующий тип личности. Чем глубже травма, тем чаще человек вынужден носить маску.

Например, если человек чувствует, что был несправедлив, или боится осуждения своего поведения, он часто надевает маску ригидного, замкнутого, одинокого человека.

Чтобы лучше представить как связаны между собой травма и её маска, предлагаю аналогию- внутреннюю травму можно сравнить с раной, к которой давно привык, не обращаешь на неё внимание, не заботишься о ней. А чтобы не видеть рану, вы просто заматываете её бинтом.

Этот бинт и есть эквивалент маски. Но в этом нет решения проблемы. Мы это очень хорошо знаем, и только ЭГО не знает этого, оно дурачит нас.

А теперь представь, что кто-то дотронулся до твоего бинта в порыве лучших побуждений, не желая причинить боль, а ты кричишь: «Мне больно!». Но этот человек не хотел причинить тебе боль. Тебе больно потому, что ты сам решил не заниматься лечением раны. Другие не виноваты в твоей боли!

Так же обстоит дело со всеми твоими травмами. Очень много случаев в жизни каждого из нас, когда мы уверены, что нас отвергли, покинули, предали, унизили, были с нами несправедливы.

А на самом деле, мы вовсе не были отвергнуты, покинуты, преданы, унижены, несправедливы- мы просто привыкли винить кого-то другого или себя. А в жизни нет виноватых, есть только страдающие. Обвинение делает людей несчастными. И чем больше мы обвиняем других или себя в чём-то, тем чаще будут повторяться такие ситуации.

Маски, которые служат нам, проявляются в телосложении и внешности человека. Но об этом чуть позже.

Вот подросток, который ведёт себя как «крутой». Что кроется за маской крутого? Чаще всего- это способ скрыть свою ранимость и свой страх .

За маской добрейшего человека чаще всего кроется сильнейшая злость на окружение , которую человек боится проявить, боясь осуждения.

За маской человека, который любит одиночество кроется недоверие к этому миру и окружению. Ему проще быть с собой, чем налаживать какие-то контакты и взаимодействовать.

Этот человек по жизни носит 2 маски:

Маска беглеца от травмы отвергнутого, а ригидного- от чувства несправедливости.

Каждая из 5 травм проявляется в определённой ситуации, а не постоянно, и тогда человек одевает одну из 5 масок.

Иногда человек носит маску очень долго, это только усложняет его жизнь, мешая быть собой, любить и принимать себя.

НО! Одна или 2 травмы-маски доминируют и иногда становятся частью личности. Что же это за травмы, как их распознать? Об этом чуть позже.

А сейчас я хочу остановиться на описании каждой из 5 масок и 5 травм, которые мешают нам быть самим собой.

1. Травма отверженного, маска беглеца.

Возникает впервые в период от зачатия до 1 года. Такой человек не чувствует право на существование. Переживается с родителем СВОЕГО пола. Т.е. подобная травма будет появляться в отношениях с другими людьми только своего пола, и вы всегда будете бояться отвергнуть человека противоположного пола. Чем больше такой человек отвергает себя, чем больше он недооценивает и унижает себя, сравнивая с теми, кто в чём-то лучше, умнее его самого, тем сильнее становится его страх быть отвергнутым.

Беглец не замечает, что в некоторых сферах он превосходит других, он никак не поверит, что его могут полюбить по настоящему.

Беглец обречён тушеваться до тех пор, пока травма не будет излечена. Об этом позже.

Отличительной чертой отверженного является стремление к совершенству во всём, что бы он не делал: он считает, что если допустит ошибку, то его осудят, а быть осуждённым для беглеца тоже самое, что быть отвергнутым.

Телосложение часто малорослое, хороший тонус, осанка, сжатое, узкое, хрупкое. Глаза маленькие, впечатление маски вокруг глаз. В его словаре часто есть слова: «никто, ничто, исчезнуть, меня тошнит от…». В характере присутствует стремление к совершенству, интеллектуальность. Не верит в своё право на существование, считает себя ненужным, ничтожным. Стремиться к уединению, умеет быть незаметным. Считает, что его не понимают. Не даёт своему внутреннему ребёнку жить в ладу с собой, многое себе позволяет, лишает себя многих вещей.

Рана отвергнутого у беглеца настолько болезненна, что возникает ненависть к родителю СВОЕГО пола , которого он винит и осудил за приченённые ему страдания.

Однако, свою ненависть к родителю своего пола, беглец, как правило, простить себе не может, не признает её, и поэтому предпочитает думать, что её нет. Самообман приводит к возникновению различных заболеваний и это продолжается до тех пор, пока беглец не признается что он действительно ненавидит родителя своего пола.

Больше всего беглец боится паники. Аппетит часто пропадает из-за наплыва эмоций или страха. Ест маленькими порциями. Сахар, алкоголь, наркотики являются способами бегства от неприятностей. Предрасположенность к анорексии, аллергии, депрессии, суицидальным наклонностям. Голос у беглеца слабый, бессильный. Недолюбливает танцы, любит малозаметные машины неяркого цвета. Когда говорит или слушает, то съёживается, стараясь занять меньше места, любит, когда сидит поджимать ноги под себя. Больше всего боится паники. Травма отвергнутого может быть и неглубокой, тогда у вас будут лишь отдельные черты маски беглеца. Травма обостряется всякий раз, когда человек обзывает себя ничтожеством, когда считает, что ничего не значит в жизни других людей. Когда избегает определённых ситуаций.

2. Травма покинутого, маска зависимого впервые возникает в возрасте от 1 до 3 лет. Такой человек чувствует недостаток эмоционального питания. Впервые может возникнуть в ситуации сильной занятости родителей или госпитализации ребёнка без близкого человека, одного, когда родители на время отпуска отвозят ребёнка в деревню бабушке и дедушке. Многие люди с данной травмой говорят, что в детстве им не хватало общения с родителем противоположно пола, они чувствуют, что данный родитель не интересовался ими. Таким образом, травма покинутого наносится родителем противоположного пола. Пытаясь скрыть эту травму, человек создаёт маску зависимого. Такой человек уверен, что ничего не способен достичь сам, что ему нужна поддержка. В телосложении характерен недостаток тонуса в теле, глаза печальные, тонус мышц снижен. И даже если человек полный, но тонус снижен, он тоже страдает травмой покинутого.Маска зависимого проявляется в плохой осанке. Он нуждается в поддержке и одобрении. Часто обращается за советом, но делает всё по-своему, так как хотел изначально. Его страшит одиночество, любит общение и хорошо работает не в одиночку, а к команде. Может показаться ленивым. Старается поддерживать хорошие отношения. Склонен к внутренним конфликтам. Это те женщины, которые всю жизнь терпят мужа- алкоголика, т.к. боятся быть покинутой. Склонны считать, что недостойны внимания другого человека. Боится начальников и властных людей, т.к считает их холодными, высокомерными и безразличными. По этой причине иногда зависимый очень добр и приветлив с другими, надеясь, что от этого они станут более внимательными и приветливыми, а не надменными и холодными. Зависимые люди легко могут заплакать, особенно в ситуации проблем и обвинения. В их рыданиях есть обвинения в адрес лиц, которых бросили их в тяжёлую минуту.

Они обвиняют других, что их оставили, но не хотят видеть, что сами оставляют других. Болезненно переживают ситуации, когда его не приглашают куда должны были пригласить (день рождение, встреча). Такие люди задают много вопросов, особенно мелочных и уточняющих, предпочитают общение в частном порядке, уединении, а не в обществе других. Постоянно ищут общественное признание и уважение, хотят уважения и почитания. Считает себя ответственным человеком, хотя часто склонен к забывчивости и опозданиям. Голос детский. Болезненно воспринимают отказы, легко плачет, нервный, стремится к независимости. Больше всего боится одиночества. Имеет хороший аппетит. Сидя в кресле наваливается на опору- подлокотник или спинку.

Травма зависимого м. б неглубокой, тогда будут характерны лишь отдельные черты.

Обостряется, когда человек бросает важное для него дело, позволяет себе упасть, когда недостаточно занимается собой и не уделяет себе должного внимания. Пугает других тем, что интенсивно цепляется за них и добивается их ухода.

Причиняет своему телу массу страданий, поселяя в нём болезни для привлечения внимания.

3. Травма униженного, маска мазохиста впервые возникает в возрасте от 1- 3 лет, в случаях, когда ребёнок чувствует, что один из родителей стыдится его или боится стыда, когда ребёнок испачкался или ч-либо испортил. Когда был пристыжен, опозорен. Переживается с родителем, который занимается его физическим развитием- мать. Опыт этой травмы ребёнок переживает в различных ситуациях. Он испытывает унижение, когда наталкивается на запреты действовать и двигаться так, как хочет. Ребёнок, переживающий опыт унижения, создаёт маску мазохиста. Такой человек по жизни считает страдания чем-то нужным, бессознательно ищет страдания и унижения. Но чтобы их не переживать надел маску мазохиста. Склонен к чувству стыда в ситуации, когда были некорректны или неправы в том, что сделали. Во всём считает виноватым только себя. Чувствует себя бездушным, стыдиться своего тела. Тело мазохиста толстое, округлое, толстая плотная шея. Лицо круглое, открытое. Часто стыдиться себя или других или боится вызвать стыд у других. Много взваливает на свои плечи. Прибегает к контролю, чтобы избежать стыда. Когда он несдержан боится переступить черту дозволенного. Любит роль матери. Чрезмерно чувствителен. Наказывает себя, полагая, что наказывает кого-то другого. Хочет быть достойным. Больше всего боится свободы. Не принадлежит сам себе. Часто порабощён людьми или обстоятельствами. И его это устраивает. Любит сытно поесть. Иногда прожорлив. Стыдится покупать для себя и есть лакомства. Склонен изображать заинтересованность другим человеком. Маска усиливается, когда человек сам себя унижает, обвиняет себя в грубости, недоброжелательности. Причиняет себе страдания, взваливая чужую ответственность и лишая себя свободы.

4.Травма предательства,маска контролирующего.

Впервые возникает в возрасте 2-4 лет, когда развивается сексуальная энергия и ребёнок влюбляется в родителя противоположного пола. Переживается с родителем противоположного пола. Эдипов комплекс в большинстве случаев проходит не лучшим образом, т.к. мать склонна считать сына своей собственностью, а отец – дочь. Чем сильнее обесценен в семье отец, тем труднее проходит эдипов комплекс те, кто страдает травмой предательства, не разрешил свой эдипов комплекс в юном возрасте. Они всегда будут сравнивать своего партнёра с родителем противоположного пола и всегда будут ожидать от него того, что не получили от своего родителя. Опыт предательства возникает в ситуации предательства родителя противоположного пола, когда родитель не сдерживает своего обещания или злоупотребляет доверием ребёнка. Происходит крушение доверия и несбывшихся ожиданий в любовно- сексуальной сфере. Ребёнок создаёт себе маску контролирующего. Телосложение сильное и мощное. У женщины бёдра шире и крепче плеч, у мужчин – наоборот. Грудь и живот колесом. Взгляд пристальный. Контролирующий считает себя очень ответственным и сильным человеком. Стремится быть особым и важным. Имеет много ожиданий. Настроение неровное. Убеждён, что прав, и стремиться убедить других. Нетерпеливый. Понимает и действует быстро. Доверяется с трудом. Не показывает свою уязвимость. Боится нарушить и снять с себя обязательства. Больше всего боится: отречения, разъединения, развода. Имеет хороший аппетит. Ест быстро. Поскольку им особенно трудно принять любую форму предательства, они делают всё, что в их силах, что бы быть ответственными, особыми и значительными людьми. Контролирующий избегает конфликтных ситуаций, споров, т. к. может потерять контроль. Определить, в какой сфере человек контролирует и боится предательства, можно по той части тела, которая у него производит впечатление силы. Например, если у женщины мощные бёдра и выдающейся вперёд живот, это говорит об озлоблении против противоположного пола, особенно на сексуальном уровне. По характеру интроверт (в себе), во всех ситуациях себя контролирует. Боится сплетен в свой адрес, и боится осуждать других открыто, хотя может чувствовать неприязнь.

Когда события развиваются не так как он ожидал, легко становится агрессивным. Характерны частые перепады настроения. Его интеллект очень активен. Прагматик. С трудом переживает безделье. Себя считает настолько ответственным человеком, что постоянно подчёркивает это задержкой на работе, которая часто связана не с ответственностью, а с его неуспеванием. Любит всё обдумать наперёд. Многие люди, страдающие травмой предательства, стали жертвой этой травмы потому, что родитель противоположного пола не выполнял свои ожидания в соответствии с ожиданиями ребёнка и его представлениями об идеальном родителе.

Усиливается, когда не доверяя другим, сам выполняет всю работу. Когда чрезмерно занят контролем и проверкой того, что делают другие, что на самого себя не хватает времени.

5.Травма несправедливости, маска ригидного.

Впервые возникает в возрасте от 4 до 6 лет, с родителем своего пола , когда ребёнок чувствует, что не может самовыразиться и быть самим собой. Он страдает от холодности родителя, от неспособности выражать себя и чувствовать другого. Ребёнок страдает от холодности и властности этого родителя, от его постоянных замечаний, нетерпимости. В 90 % случаев этот родитель сам страдает от травмы несправедливости.

Отношения с родителями своего пола нормальные, даже дружеские, но у 25 % поверхностные. Там нет и не было разговоров о чувствах. Ригидные личности очень чувствительны, но они развивают в себе способность не ощущать своей чувствительности и не показывать её другим. Склонны скрещивать руки на груди. Так они блокируют область солнечного сплетения – чтобы не чувствовать. Другой способ- носить чёрные одежды, как и беглец стремиться к совершенству во всём. Фигура близка к идеалу или идеальная, кожа чистая, взгляд ясный, живой. Обычно трудолюбив, излишне оптимистичен, живой, динамичный. Часто оправдывается, неохотно обращается за помощью. Смех по пустякам- способ скрыть чувствительность. Тон голоса сухой и напряжённый. Не признаёт, что есть проблемы. Контролирует себя. Любит порядок. Холерик. Холоден, не умеет показывать своих чувств. Получив удовольствие, может испытывать чувство вины.

Предпочитает солёные блюда сладким, любит всё хрустящее. Склонен к нервному истощению, нервозности. Травма усиливается, когда человек чрезмерно требователен к себе, часто создаёт себе стрессовые ситуации. Когда он несправедлив к себе, т.к. чрезмерно самокритичен и видит только несделанное и недостатки сделанного, свои положительные качества не замечает.

· Каждая травма существует для того, что бы напомнить нам: если другие причиняют нам страдания, то и мы причиняем страдания другим, а так же себе.

· Главная причина травмы кроется в нашей неспособности простить себе то, что мы причиняем себе сами, и то, что причиняем другим.

· Нам нужно прощать себя, потому что, мы даже не понимаем, что злимся на себя.

· Признание и принятие травмы. Смотреть на неё, наблюдать за ней, не забывая, что нерешённые проблемы нужно решать.

· Если у тебя что-то болит, это не значит, что ты плохой человек.

· Ты создал маску и это подвиг любви к себе. Маска помогла выжить и приспособиться к семейному окружению.

· Ты родился в этой семье, так как у неё такая же травма, как у тебя, а человеку нравится, когда другие похожи на нас.

· Мы не понимаем, что то, чего мы не принимаем у других, составляет часть нас самих.

· Мы боимся перемен, и мы должны не изменить себя, а исцелить себя.

· Знание своих травм позволяет заняться их исцелением.

· Воля и решимость излечить свои травмы — только первые шаги к состраданию, терпению и терпимости, к самому себе. Эти же качества будут развиваться к другим людям.

· Чтобы точно определить травму, следует обращаться к описанию физических характеристик, а уже потом- поведенческих.

· Осознанность травмы упрощает жизнь, хотя требует усилия.

· Признание собственной травмы несёт движение вперёд, к излечению.

Любая маска появляется с целью показать нам, что мы сами себе мешаем быть собой, так как недостаточно любим себя.

При травме отвергнутого и несправедливости , как правило, идёт идентификация с родителем своего пола. Чем больше страданий от травмы, тем сильнее злость на родителя, который, как мы считаем, отвечает за них. Позже эта злость переносится на лиц того же пола. Мы злимся на родителя ещё и потому, что у него есть такая же травма. В этом родителе мы видим себя. Травмы не могут быть излечены как только через прощение своих родителей и себя.

Когда любая из 5 травм переживается с лицом другого пола, мы злимся на себя, наказывая себя иногда физическими повреждениями.

Как только маска надета — мы не являемся собой. Мы усваиваем поведение маски.

Цель: научиться быстро распознавать надетую маску, определить травму, которую хотим скрыть, не ругать и не критиковать себя, давая право на избавление от травмы. Важно принять свои травмы и их проявления безусловно.

· Стань самим собой, поверь, что тебе не нужны маски. Это шаг любви к себе.

· Любить себя- значит, давать себе право быть таким, какой ты есть в настоящем.

· Ты человек, ты не можешь нравиться всем, и ты имеешь право на определённые человеческие реакции, которые могут не нравиться другим. При этом ты не должен ни судить, ни критиковать себя.

· Одно из главных приёмов исцеления от душевных травм- избавление от эмоциональной зависимости, самостоятельность.

· Важно знать и помнить, что мы — не наши травмы. И если тело болеет, ты не есть болезнь, ты — личность, переживающая опыт блокировки энергии в некоторой части тела.

Простить другого человека- значит, сделать шаг к прощению самого себя.

источник