Меню

Подносить ребенка к причастию с месячными

Ради чего ты водишь детей на Причастие?

Самое важное — это встреча ребенка с Богом. Кроме того, чадо постепенно приучается ходить в храм. Вы потом никогда не услышите от повзрослевшего ребенка: «Меня мама не приучила ходить в церковь…»

И ещё… Много раз родители убеждалась в том, что после причастия чадо не заболевало, хотя по анализам или внешним признакам болезнь казалась неизбежной. Гораздо спокойнее ведут себя и детки с неврологией, лучше едят и спят чада с любыми проблемами со здоровьем.

Вера — мощный источник спокойствия и уверенности для человека. А во время Крестного Знамения улучшается ритм сердцебиения и выравнивается дыхание.

Позже, когда чадо начнет исповедоваться, причастие и разговор с батюшкой, возможно, уберегут повзрослевшее чадо от чувства безнаказанности и вседозволенности, увы, свойственного подростковому возрасту.

Причащать ребенка нужно обязательно – это важно для его духовного и душевного развития, здоровья, для того, чтобы Небесный Покровитель, в честь которого окрещен ребенок, был близок к ребенку, охранял и оберегал его от всех неприятностей, которые подстерегают малыша на его жизненном пути.

Когда первый раз Причащать ребенка

К причащению мы допускаем детей с момента крещения, потому что в крещении они как бы таинственно погружаются во Христа и начинают жить Его жизнью. И наша принадлежность ко Христу не зависит от количества нашего знания. Ребенок душой может знать больше, чем его родители или чем взрослые люди. Поэтому вопрос не в том, что он столько не знает, не понимает и поэтому может ли он причаститься… Его душа ожила благодатью Христовой, и он с Ним общается.

Во время богослужения выносится Чаша, в которую предварительно положили нарезанный небольшими кусочками специальный освященный хлеб и налили разбавленное водой вино. Над этой чашей читаются молитвы, которые Вы, естественно, будете слышать, призывается святой дух Иисуса Христа и таким образом святой дух нисходит в эту чашу и считается что в ней невидимо кровь и плоть Христовы.

Сразу всех успокоим. Ни один человек не заболел от этого. Ни один малыш не получил ухудшения. Наоборот, детям как можно чаще нужно причащаться.

Первый приход в храм превратите в настоящий праздник! Если ребенок постарше, ему понравится ставить свечи, выбирать памятную иконку. Можно подарить интересную православную книгу, кассету; после церкви — где-нибудь вкусно поесть, а может, и погулять в веселой компании малышей, которых всегда много у Храма.

Как объяснить смысл Таинства малютке

Хорошо бы объяснить смысл Таинства в доступной для каждого малыша форме: двухлетней дочке или сыну объясните, что это встреча с Богом. Малышам не надо говорить о Теле и Крови Спасителя — дети к этому осознанию не готовы в силу своего возраста и они это поймут со временем или Вы со временем сможете уже сами это объяснить ребенку в доступной форме. Тут может помочь воскресная школа для деток или добрый разговор с Батюшкой, когда малыш немного подрастет и начнет больше понимать. Но не стоит говорить ребенку про «вкусненькое», если речь идет о Причастии. Что сказать? — Это Причастие. Вот и говорим мы нашим детям: солнышко, погляди, это — хлеб. Это — каша. Это сахар. Даем попробовать. И ребенок на всю жизнь усваивает полученную информацию.

Внешний вид, одежда родителей и деток
Для мамы — желательно в храм надеть длинную юбку, платок и кофту с длинными рукавами (в жару подойдет и рукав «три четверти»).Для монастыря эти условия строго обязательны. Но одежда может быть и красивой, и праздничной, по канонам «в чёрном» только вдовы ходят в Храм Божий.

Для деток — девочка должна быть в шапочке или платочке, а сын — без головного убора. Кстати, следует в церкви выключить сотовый телефон. Зимой в храме нужно снять варежки. Верхнюю одежду можно снять или расстегнуть.

Можно ли кормить детей перед Причастием

До 3-х лет ограничений в пище нет. Грудничков можно спокойно кормить, но желательно немного заранее (хотя бы за 30 мин., хотя, если есть возможность, лучше за 1,5 часа до Причастия), чтобы малыш не срыгнул после Причастия.

После трех лет дети причащаются на голодный желудок. Нельзя пить даже святую воду (вопрос о приеме лекарств можно задать Священнику).

Но после Таинства кормить деток нужно не обильно, особенно если вы добираетесь до дома на машине.

Когда приезжать на Причастие с детками

Лучше всего, конечно, заранее узнать расписание служб. Чаще всего литургия (Причащают только на литургиях) начинается в будни и по субботам — в 8, а в воскресение и в праздники — в 7 и в 9 или 10 утра.

Впрочем, в каких-то храмах может быть немного иначе: в 7, 7.30 или 6.30 утра…

Когда же приводить деток ко Причастию. Взрослые могут смотреть по состоянию ребенка, если он ведет себя спокойно можно постоять и на Службе. Обычно маленьких деток приносят перед самим Причастием, что происходит после молитвы «Отче наш», обычно через 50 минут, через час после начала Богослужения, но нужно быть готовыми, что служба будет длиннее. Расписание всегда вывешивается заранее. Детки до 7 лет могут быть на Службе со взрослыми или же гулять возле Храма.

Перед тем как идти к Чаше (ко Причащению), возьмите Благословение у батюшки, который исповедует (стоять в очереди с детьми не нужно). Если батюшки нет – идите ко Причащению и скажите об этом Священнику, который Причащает.

Причастие — самая большая святыня, Сам Господь Бог! Кстати, именно поэтому перед Чашей не крестятся.

Дети постарше складывают на груди ручки крестообразно (правая — поверх левой). Малышей взрослые сажают на правую (!) руку, а грудничков кладут на правую руку головкой. Соску перед Чашей не дают. Это делается, чтобы ни единая капля Причастия не пролилась на одежду.

Алтарники во время причастия держат особую красную ткань — плат, да и ротик малышу обязательно промокнут.

И обязательно объясните малышу, что Частичку необходимо проглотить. А лучше — проследите сами, особенно в первый раз.

Если капелька Причастия попала на одежду или ребенок срыгнул после Причастия – подойдите к Батюшке и скажите об этом.

Сначала причащают детей. После слов батюшки: «Причащается раб Божий…» — нужно четко назвать церковное имя ребенка (имя, с которым крестили ребенка). За младенцев имя называет взрослый, а детки постарше называют свои имена самостоятельно.

После Причастия, не разговаривая сами и не позволяя разговаривать деткам, ведите их к специальному столику —запить причастие и взять кусочек просфоры.

Затем малыша можно приложить к Распятию либо же дождаться конца Службы и приложиться к Кресту, который вынесет священник в самом конце Службы.

Дожидаться конца Службы не обязательно – смотрите по состоянию ребенка.

До семи лет дети не исповедуются.

Статья подготовлена редакцией сайта «Детская»

источник

священник Константин Пархоменко

О, сколько раз за день священнику, служащему в храме, приходится сталкиваться с этой темой. Прихожанки боятся войти в храм, приложиться ко кресту, в панике звонят: «Что делать, так готовилась, так готовилась на праздник причаститься и вот…»

Из Дневника: Звонит по телефону одна девушка: «Батюшка, я не могла присутствовать все праздничные дни в храме по причине нечистоты. И не брала в руки Евангелие и святые книги. Но вы не думайте, что я пропустила праздник. Все тексты богослужения и Евангелие я прочитывала по Интернету!»

Великое изобретение Интернет! Даже в дни т.н. ритуальной нечистоты можно прикасаться к компьютеру. И он дает возможность молитвенно переживать праздничные дни.

Кажется, как могут отлучать от Бога естественные процессы организма? И сами образованные девушки и женщины это понимают, но ведь есть же церковные каноны, которые запрещают посещение храма в определенные дни…

Для этого нам нужно обратиться еще к дохристианским временам, к Ветхому Завету.

В Ветхом Завете существует масса предписаний относительно чистоты и нечистоты человека. Нечистота – это, прежде всего1, мертвое тело, некоторые болезни, истечения из половых органов мужчин и женщин.

Откуда эти представления появились у иудеев? Проще всего провести параллели с языческими культурами, в которых также существовали похожие предписания о нечистоте, однако библейское осмысление нечистоты гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.

Безусловно, влияние языческой культуры было, но для человека ветхозаветной иудейской культуры идея внешней нечистоты была переосмыслена, она символизировала некие глубокие богословские истины. Какие? В Ветхом Завете нечистота связывается с темой смерти, которая овладела человечеством после грехопадения Адама и Евы. Нетрудно увидеть, что и смерть, и болезни, и истечения крови и семени как уничтожение зародышей жизни – все это напоминает о человеческой смертности, о некой глубинной поврежденности человеческой природы.

Человек в моменты проявления, обнаружения этой своей смертности, греховности – должен тактично встать в стороне от Бога, Который есть Сама Жизнь!

Так относился к нечистоте подобного рода Ветхий Завет.

Но в Новом Завете Спаситель радикально переосмысляет эту тему. Прошлое – миновало, теперь всякий, кто с Ним, если и умрет – оживет, тем более не имеет смысла вся остальная нечистота. Христос есть – Сама воплощенная Жизнь (Ин.14:6).

Спаситель прикасается к мертвым – вспомним, как Он прикоснулся к одру на котором несли хоронить сына вдовы наинской; как Он позволил прикоснуться к Себе кровоточивой женщине… Мы не найдем в Новом Завете момента, когда бы Христос соблюдал предписания о чистоте или нечистоте. Даже, когда он встречается со смущением женщины, явно нарушившей этикет о ритуальной нечистоте и прикоснувшейся к Нему, Он говорит ей вещи, противоречащие общепринятому мнению: «Смелее, дочь!» (Мф.9:22).

Апостолы учили так же. «Я знаю и уверен в Господе Иисусе, – говорит ап. Павел, – что нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто» (Рим.14:14). Он же: «Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1 Тим.4:4).

В самом прямом смысле апостол говорит о пищевой нечистоте. Евреи считали ряд продуктов нечистыми, апостол же говорит, что все созданное Богом – свято и чисто. Но ап. Павел не говорит ничего о нечистоте физиологических процессов. Конкретных указаний на то, считать ли женщину в период месячных нечистой, ни у него, ни у других апостолов мы не находим. Если исходить из логики проповеди ап. Павла, то и месячные – как естественные процессы нашего организма – не могут человека отлучать от Бога и благодати.

Мы можем предположить, что в первые века христианства верующие сами делали выбор. Кто-то следовал традиции, поступал, как мамы и бабушки, может быть, «на всякий случай», или, исходя из богословских убеждений или иных каких-то причин, отстаивал ту точку зрения, что в «критические» дни лучше не касаться святынь и не причащаться.

Другие причащались всегда, даже во время месячных. и их от Причастия никто не отлучал.

Во всяком случае, мы об этом никаких сведений не имеем, напротив. знаем, что древние христиане еженедельно, даже под угрозой смерти собирались в домах, служили Литургию и причащались. Если бы были из этого правила исключения, например для женщин в известный период, то об этом бы упомянули древние церковные памятники. Они ничего об этом не говорят.

Но вопрос такой ставился. И в середине III века ответ на него дал св. Климент Римский в сочинении «Апостольские постановления»:

«Если же кто наблюдает и исполняет обряды иудейские относительно извержения семени, течения семени, соитий законных, те пусть скажут нам, перестают ли они в те часы и дни, когда подвергаются чему-либо такому, молиться, или касаться Библии, или причащаться Евхаристии? Если скажут, что перестают, то явно, что они не имеют в себе Духа Святого, Который всегда пребывает с верующими… В самом деле, если ты, женщина, думаешь, что в продолжение семи дней, когда у тебя месячное, не имеешь в себе Духа Святого; то следует, если скончаешься внезапно, то отойдешь не имеющей в себе Духа Святого и дерзновения и надежды на Бога. Но Дух Святой, конечно, присущ тебе… Ибо ни законное совокупление, ни роды, ни течение крови, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, от [Духа отлучают] одно нечестие и беззаконная деятельность.

Итак, женщина, если ты, как ты говоришь, во дни очищения месячного не имеешь в себе Духа Святого, то должна быть наполнена духом нечистым. Ибо, когда ты не молишься и не читаешь Библии, то невольно призываешь его к себе…

Поэтому, воздерживайся, женщина, от пустых речей и всегда помни о Сотворившем тебя, и молись ему… ничего не наблюдая – ни естественного очищения, ни законного совокупления, ни родов, ни выкидышей, ни порока телесного. Наблюдения эти пустые и не имеющие смысла изобретения людей глупых.

…Брак почтен и честен, и рождение детей чисто… и естественное очищение не мерзко перед Богом, Который премудро устроил, чтобы оно бывало у женщин… Но и по Евангелию, когда кровоточивая прикоснулась к спасительному краю одежды Господа, чтобы выздороветь, Господь не укорил ее, но сказал: вера твоя спасла тебя».

В VI веке на эту же тему пишет св. Григорий Двоеслов 2. Он отвечает на заданный об этом вопрос архиепископу англов Августину, говоря, что женщина может входить в храм и приступать к таинствам в любое время – и сразу после рождения ребенка, и во время месячных:

«Не следует запрещать женщине во время месячных входить в церковь, ибо нельзя ей ставить в вину то, что дано от природы, и от чего женщина страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась к краю одежды Его, и немедленно недуг оставил ее. Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в церковь Господню.

Нельзя в такое время и запрещать женщине принимать Таинство Святого Причастия. Если она не осмелится принять его из великого почтения, это похвально, но, приняв его, она не совершит греха… И месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества…

Предоставьте женщин собственному уразумению, и если они во время месячных не осмелятся подходить к Таинству Тела и Крови Господних, следует их похвалить за благочестие. Если же они… захотят принять это Таинство, не следует, как мы сказали, им в этом препятствовать».

То есть на Западе, а оба отца являлись римскими епископами, эта тема получила самое авторитетное и окончательное раскрытие. Сегодня никакому западному христианину не придет в голову задавать вопросы, смущающие нас, наследников восточной христианской культуры. Там женщина может приступать к святыне в любое время, несмотря ни на какие женские недомогания.

На Востоке же единого мнения по данному вопросу не было.

Сирийский древнехристианский документ III века (Дидаскалия) говорит, что христианка не должна наблюдать никакие дни и может причащаться всегда.

Св. Дионисий Александрийский, в это же время, в середине III века, пишет другое:

«Не думаю, чтобы они [то есть женщины в определенные дни], если они верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и женщина, имевшая двенадцатилетнее кровотечение, ради исцеления прикоснулась не Его, а лишь края одеж. Молиться же, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить Его помощи не возбраняется. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом».

Через 100 лет на тему естественных процессов организма пишет св. Афанасий Александрийский. Он говорит, что все творение Божие «добро и чисто». «Скажи мне, возлюбленный и благоговейнейший, что имеет греховного или нечистого какое-либо естественное извержение, как, например, если бы кто захотел поставить в вину исхождение мокроты из ноздрей и слюну изо рта? Можем сказать и о большем, о извержениях чрева, которые необходимы для жизни живого существа. Если же, по Божественному Писанию, верим, что человек есть дело рук Божиих, то как от чистой силы могло произойти творение скверное? И если помним, что мы есть род Божий (Деян.17:28), то не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда только мы оскверняемся, когда делаем грех, всякого зловония худший».

По св. Афанасию мысли о чистом и нечистом предлагаются нам «ухищрениями диавольскими», чтобы отвлечь нас от духовной жизни.

А еще через 30 лет, преемник св. Афанасия по кафедре св. Тимофей Александрийский на эту же тему высказался иначе. На вопросы, можно ли крестить или допускать к Причащению женщину, у которой «приключилось обычное женщинам», он отвечал: «Должно отложить, доколе очистится».

Вот это последнее мнение с разными вариациями и бытовало на Востоке вплоть до последнего времени. Только одни отцы и канонисты были более ригористичны – женщина в эти дни вообще не должна посещать храм, другие говорили, что молиться, посещать храм можно, нельзя лишь причащаться.

Но все же – почему нельзя? Внятного ответа на этот вопрос мы не получаем. В качестве примера приведу слова великого афонского подвижника и эрудита XVIII века преп. Никодима Святогорца. На вопрос: почему не только в Ветхом Завете, но и по словам христианских святых отцов месячное очищение женщины считается нечистым, преподобный отвечает, что на это есть три причины:

1. Из-за народного восприятия, потому что все люди считают нечистотой то, что извергается из тела через некоторые органы как ненужное или излишнее, как, например, выделения из уха, носа, мокрота при кашле и проч.

2. Все это называется нечистым, ибо Бог через телесное поучает о духовном, то есть нравственном. Если нечисто телесное, бывающее помимо воли человеческой, то насколько же нечисты грехи, которые мы творим по своей воле.

3. Бог называет нечистотой месячное очищение женщин, чтобы воспретить мужчинам совокупление с ними… главным образом и преимущественно из-за заботы о потомстве, детях.

Так отвечает на этот вопрос известный богослов. Все три аргумента совершенно несерьезны. В первом случае вопрос решается при помощи гигиенических средств, во втором – непонятно каким образом месячные имеют отношение к грехам. Так же и с третьим аргументом преп. Никодима. Бог называет нечистотой месячное очищение женщин в Ветхом Завете, в Новом же многое ветхозаветное отменено Христом. Кроме того, какое отношение имеет к Причастию вопрос о совокуплении в критические дни?

Ввиду актуальности этого вопроса его изучил современный богослов Патриарх Сербский Павел. Об этом он написал много раз переизданную статью с характерным названием: «Может ли женщина приходить в храм на молитву, целовать иконы и причащаться, когда она «нечиста» (во время месячных)»?

Святейший Патриарх пишет: «Месячное очищение женщины не делает ее ритуально, молитвенно нечистой. Эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов. Кроме того, поскольку современные гигиенические средства могут эффективно воспрепятствовать тому, чтобы случайным истечением крови сделать храм нечистым… мы считаем, что и с этой стороны нет сомнения, что женщина во время месячного очищения, с необходимой осторожностью и предприняв гигиенические меры, может приходить в церковь, целовать иконы, принимать антидор и освященную воду, равно как и участвовать в пении. Причаститься в этом состоянии или некрещеная – креститься, она бы не могла. Но в смертельной болезни может и причаститься, и креститься».

Мы видим, что Патриарх Павел приходит к выводу, что «эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов». В таком случае непонятен вывод его работы: ходить в храм можно, а причащаться все-таки нельзя. Если проблема в гигиене, то эта проблема,3 как отмечает сам владыка Павел, решена… Почему же тогда нельзя причащаться? Думаю, что по смирению, владыка просто не дерзнул противоречить традиции.

Подводя итог, могу сказать, что большинство современных православных священников, уважая, хотя часто и не понимая логики таких запрещений, все же не рекомендуют женщине причащаться во время месячных.

Другие священники (к таковым принадлежит и автор этой статьи) говорят, что все это лишь исторические недоразумения4 и что не следует ни на какие естественные процессы организма обращать внимание – оскверняет человека лишь грех.

Но и те, и другие не спрашивают женщин и девушек, пришедших на исповедь, об их циклах. Гораздо большую и непохвальную ревность в этом вопросе проявляют наши «церковные бабушки». Именно они пугают новоначальных христианок некой «скверной» и «нечистотой», которую нужно, ведя церковную жизнь, бдительно отслеживать и в случае упущения исповедовать.

Что же автор может порекомендовать в свете всего вышесказанного боголюбивым читательницам? Да только то, что в этом вопросе они должны смиренно следовать рекомендациям своего духовника.

источник

«Идеология, основанная на том, что Апостол назвал «бабьими баснями», увы, еще и коммерчески выгодны. Этим пользуются те издатели, книготорговцы, которые считают для себя допустимым зарабатывать на низких человеческих страстях, при этом называя свой продукт православным. Брошюра, о том, почему грешно женщине носить брюки, сказания о притаившихся повсюду колдуньях, только и думающих, как бы навести на тебя порчу, обещают больший коммерческий успех, чем литература умная, серьезная и выверенная богословски.

Вспоминаю случай, о котором рассказывал мне ныне покойный отец Даниил Сысоев. Один издатель заказал ему материал о том, что разрешается и что не разрешается православной женщине в Церкви в период месячного очищения. Отец Даниил почитал и любил церковные каноны, любил творения святых отцов, поэтому к делу подошел серьезно. Он изучил все, что говорят каноны и святые отцы по этому вопросу, и пришел в своей статье к следующему выводу: во время месячного очищения женщинам нельзя только участвовать в Таинствах, все остальное позволительно.

К сожалению, издатель ожидал от священника совершенно другого вывода. Он считал, что женщине во время критических дней нельзя даже заходить в храм, и хотел донести его до читательниц, снабдив еще страшными историями о том, какие «кары небесные» постигли тех нечестивиц, которые дерзали во время месячных прикасаться к святыне. В результате та статья отца Даниила так и не была издана, и было бы интересно сейчас узнать о ее судьбе.»

источник

Итак, свершилось! Это невозможно сразу осознать, но девять месяцев ожидания, тревог и волнений позади — у меня в руках маленький, трогательный комочек. Моя дочка… Самая красивая, самая хорошая, самая-самая. Я тебе обещаю, что сделаю все возможное и невозможное, чтобы ты была счастлива…

Думаю, все нормальные родители испытывали подобные чувства, хотели бы видеть своих детей здоровыми и радостными. Мы стараемся дать своему чаду все необходимое: пищу, одежду, образование, казалось бы, продумываем все до мелочей. Но подчас забываем о самом главном в воспитании ребенка — его душе.

Духовная жизнь невозможна без Церкви. Взрослый обычно рано или поздно сам приходит к такому выводу. Но ребенок этого понять не может, и родитель, осознавая полную меру ответственности перед самым дорогим для себя существом, просто обязан сделать за него правильный выбор.

Воцерковление — тяжелый, но необходимый труд, и нужно приложить все усилия к тому, чтобы у малыша оно прошло как можно легче. Начинать надо с себя. Дети не приемлют лжи. Если ребенок будет видеть разительное отличие того, что происходит в храме, от того, что он наблюдает дома, он никогда не сможет стать полноценным членом Церкви. И наоборот, если он будет видеть, что его семья — это «малая церковь», то он естественно и легко войдет в жизнь Церкви как таковой. Тем более что детство — самая благодатная пора, все, усвоенное в это время ребенком, сохранится им на всю жизнь, и ему не придется мучительно искать Истину.

Наверное, я не ошибусь, если назову центром церковной жизни по преимуществу два Таинства: Исповеди и Причастия. В Таинстве Покаяния человек получает прощение от Господа. Причащаясь Святых Христовых Таин — обретает силы для благодатной жизни во Христе. В Таинстве Причастия происходит самое реальное, подлинное соединение со Христом, поскольку исполняется то, о чем Господь сказал в Евангелии: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем (Ин. 6, 56).

Когда человек только начинает свой путь в Церкви, многое вызывает у него вопросы и недоумения. Тем больше возникает вопросов у родителей, которые входят в церковную жизнь вместе со своими маленькими детьми. На некоторые из них, а именно те, что связаны с Причащением детей, мы постараемся ответить на этот раз.

Какую роль играет Причастие в жизни детей? Ведь причащаемся мы «во оставление грехов», а какие грехи могут быть у детей?

— Естество каждого человека, независимо от его возраста, поражено той страшной порчей, которую мы чаще всего именуем первородным грехом. Кроме того, мы все немощны и нуждаемся в благодатной помощи Божией. А кто беззащитней ребенка? Он не умеет сам молиться. Его защищают молитвы родителей и молитвы Церкви. Причащаясь, он становится ее частью, и над ним простирается ее материнский покров. До 7 лет ребенок по традиции причащается без исповеди, поскольку считается, что до этого возраста он еще не в состоянии по-настоящему осознать греховность или, наоборот, безгрешность совершенных поступков, а после 7 лет перед Причастием ему необходимо будет исповедаться.

С какого возраста можно причащать детей? Бытует мнение, что ребенка надо крестить на 40-й, а причащать, следовательно, на следующий день.

Крестить ребенка можно сразу же после рождения — как только он будет к этому готов физически. Но на практике крещение чаще всего действительно совершается на сороковой день или же позднее. Сорок дней — период так называемого «послеродового очищения», в течение которого женщина не должна переступать порог храма. По прошествии этого времени над мамой и ребенком должны быть прочитаны особые молитвы (так называемые «молитвы сорокового дня»), после чего мама снова может ходить в храм и участвовать в церковных Таинствах. Как правило, их читают непосредственно перед Крещением. И, разумеется, когда ребенок крещен, то, начиная с этого времени, он уже и может причащаться.

В какой день можно приводить детей на Причастие? Когда лучше приходить?

Причащаться можно в любой день, когда служится Божественная литургия. В больших храмах это утро каждого дня (кроме понедельника, вторника и четверга в период Великого поста, когда литургия обычно не служится). В тех же храмах, где служба проходит не каждый день, лучше узнать об этом у священника заранее. К началу службы с маленькими детьми приходить не обязательно, поскольку они очень устанут сами, будут плакать, и этим утомят окружающих. Но, конечно, и не прямо к Причастию, лучше чуть раньше.

Как часто надо причащать детей и нужно ли родителям всегда причащаться одновременно с ними?

Причащение Святых Христовых Таин благотворно сказывается на ребенке. Чем чаще это будет происходить, тем лучше. По большому счету, если есть такая возможность, то ничто не препятствует причащать их и каждый день. Во всяком случае, причащать детей надо не реже 2 раз в месяц. Родители же причащаются так часто, как их благословляет духовник, после исповеди.

Как подготовить ребенка к Причастию? Нужно ли детям поститься?

Причастие — это Таинство, поэтому к нему должна быть соответствующая подготовка. Для взрослых установлены определенные правила, которые они должны соблюдать неукоснительно. Дети же в силу их возраста не способны выполнить все в полной мере. Однако и в этом случае есть рекомендации, в основном касающиеся приема пищи. Так, грудничков следует кормить за час-полтора до Причастия, детей до трех лет — чуть больше или хотя бы сократить объем завтрака (заменить его на постное печенье и воду). Детей постарше надо удерживать от приема пищи вовсе. Но в любом случае приучать к этому нужно постепенно, следя за тем, как ребенок себя чувствует.

Не менее важно перед Причастием объяснить ребенку (если его возраст уже позволяет это сделать) смысл Таинства, рассказать, как ему нужно себя вести: стоять спокойно, скрестив руки на груди, подходя к Чаше, назвать свое имя, полученное при крещении (светские имена зачастую не совпадают с церковными), и полностью проглотить Святые Дары, а затем спокойно подойти к столику с теплотой и просфорами. Если ребенок не в состоянии запомнить все это, то руководить им должен взрослый, но делать это нужно тихо. Перед Чашей лучше взять ребенка на руки.

Также было бы хорошо, если бы накануне ребенок прослушал молитвы из Последования к Причастию — столько, сколько он сможет выслушать с вниманием.

И, самое простое, но, к сожалению, часто упускаемое из виду: на ребенке обязательно должен быть крестик.

Сможет ли грудной ребенок причаститься Плоти и Крови Христовых?

Грудных детей причащают только Кровью, причем дают совсем чуть-чуть (поэтому Великим постом, на литургии Преждеосвященных Даров, когда верующие причащаются заранее освященными Дарами — частицей Тела Христова, напитанной Кровью, маленьких детей не причащают). Многие выражают сомнение на этот счет, предполагая, что ребенок «недостаточно причастился». Это предположение неверно, так как даже в самой малой частичке присутствует весь Христос. Подходя к Чаше, не надо держать малыша вертикально, поскольку в этой позе ему трудно принять Святые Дары. Лучше положить его на свою правую руку, как при кормлении.

Самых маленьких детей лучше пеленать или крепко держать, чтобы они ненароком не задели Чашу и не опрокинули Ее. Исходя из этих же соображений безопасности маленьких детей к Чаше прикладывать не следует. Вообще, за поведением детей любого возраста в этот момент нужно следить особо. Даже, казалось бы, большие дети, уже не раз причащавшиеся, могут неожиданно сделать неосторожное движение.

Что делать с одеждой ребенка, если на нее случайно попали капли Крови Христовой?

Иногда бывает так, что ребенок после Причастия срыгивает, или его тошнит, или же он просто может выронить изо рта Святые Дары. Конечно, нужно постараться этого не допустить (мама может заметить, при каких обстоятельствах происходят подобные вещи). Но если это все же произошло, и Кровь оказалась на одежде, нужно ее снять и отдать после службы для сжигания, какой бы дорогой она ни была. Поэтому хорошо бы перед Причастием надеть на ребенка нагрудник или салфетку, которую было бы не жалко.

Можно ли причащать ребенка против его воли?

Бывает так, что ребенок отказывается подходить к Чаше или, даже находясь на руках у родителей, вырывается и плачет. Этому может быть несколько объяснений: малыш устал, он голоден, а значит, капризничает, он не понимает происходящего и боится и т. д. У каждого родителя особый подход к своему ребенку. Нужно постараться заинтересовать его, рассказывая дома о Таинствах, жизни Церкви, пересказывая житийные сюжеты. Перед походом в храм создать дома праздничную обстановку. В храме указать на детей, которые причащаются, чтобы ребенок не боялся. Хорошим примером может стать причащение родителей или знакомых. После Причастия можно угостить малыша чем-нибудь вкусным. Если ребенок причастился, надо обязательно похвалить его. И со временем он привыкнет и будет с нетерпением ждать Причастия.

Хотя нужно обратить внимание родителей и на такой очень существенный момент: порой причина подобного поведения ребенка перед Чашей — их собственная жизнь. И потому, собираясь причащать сына или дочь, папа с мамой должны, конечно, подумать, не слишком ли давно исповедовались и причащались они сами.

Когда можно кормить ребенка после Причастия?

С кормлением малыша нужно немного подождать — для того, чтобы Причастие лучше «усвоилось». Детей постарше можно кормить сразу после Причастия и вкушения просфоры, до целования Креста (особенно, если ребенок с вечера ничего не ел и не пил). Но если ребенок в состоянии обойтись без еды до конца службы, лучше его не кормить.

Если у ребенка сильная аллергия, можно ли его причащать? И есть ли риск при Причастии чем-нибудь заразиться?

По-человечески такое волнение понятно, но если родители рассуждают подобным образом, это говорит о том, что они сами не сознают того, что происходит при Причастии. Эти страхи — от маловерия. Конечно, вместо теплоты можно дать ребенку принесенное с собой питье. Но может ли произойти что-либо вредное при приобщении Святых Христовых Таин? Ведь в Чаше не хлеб и вино, а Кровь и Тело Христово, это Жизнь, а значит, здоровье. Не было случая, чтобы Причастие вызвало приступ аллергии или привело к какой-то иной болезни. Если человек верит в то, что хлеб и вино действительно претворяются в Плоть и Кровь Сына Божия, то неужели он может полагать, что при Причащении всех из одной лжицы его чем-то «инфицируют»? И, наоборот, если он не в состоянии поверить, что Господь сохранит его при этом от всякого вреда, то как он поверит в то непостижимое чудо, которое совершается в этом Таинстве?

источник

Сейчас в сети можно встретить множество отсылок к авторитетным источникам, которые по разному подходят к этой проблеме.

Архиерейское Совещание 2-3 февраля 2015 года закрепило общепринятую практику, когда женщина должна воздержаться от причащения в дни очищения: “Каноны запрещают причащаться в состоянии женской нечистоты (2-е правило святого Дионисия Александрийского, 7-е правило Тимофея Александрийского). Исключение может быть сделано в случае смертной опасности, а также когда кровотечение продолжается длительное время в связи с хроническим или острым заболеванием”.

Не думаю, что решение, принятое собранием архиереев всей Русской Православной Церкви, разумно называть суеверием. Некоторые священники придерживаются иного мнения, оно имеет определенное основание, однако разумнее всего придерживаться той традиции, которая принята большинством епископата.

Кроме того, вряд ли кто ведет такой духовный образ жизни, чтобы воздержание от причастия на несколько дней могло бы повредить душе. Наоборот, воздержание по благоговению к святыне Святых Даров приуготовит благочестивую женщину к причастию больше, чем, если она пожелает причащаться в те дни, когда большинство христианок не дерзают приступать к Святыне.

В храм, согласно современной традиции, ходить в дни месячного очищения разрешается. Хотя стоит помнить, что в истории Церкви было время, когда женщины во время месячных в храм не заходили. Отголоском этого осталась традиция чтения на 40 день молитвы над роженицей. Из текста молитвы понятно, что до исполнения срока послеродового очищения женщина в храм не должна была входить. Сейчас этот обычай не соблюдается, однако Церковь в лице своих иерархов призывает воздерживаться в дни очищения от Причащения, если только это не связано с продолжительной болезнью.

Вообще же в традиции Церкви принято, что в храме, где совершается Бескровная Жертва, всякое пролитие крови недопустимо. Любая кровоточащая рана, если она не представляет угрозу жизни и не является результатом продолжительной болезни, также служит препятствием для причащения. Так что дело не в женщине, а в благоговении перед Бескровной Жертвой Спасителя, недопустимости пролития крови в храме.

источник

Вопрос о подготовке детей к причастию в большинстве книг и на многих православных сайтах обсуждается в рамках вопроса о подготовке к причастию взрослых. Разве что с некоторыми уточнениями, которые занимают максимум три абзаца. Причем советы батюшек и мнения авторов публикаций оказываются чуть ли не диаметрально противоположными. Одни утверждают, что детей надо готовить путем чтения с ними молитв – начиная с небольшого количества и заканчивая вычитыванием всего правила по мере освоения текста и привыкания, а также с малолетства приучать ребенка к трехдневному посту. Другие говорят о том, что важно просто настроить соответственно малыша, достаточно в качестве аскетического упражнения ограничить доступ к телевизору, а перед причастием младенца (каковыми считаются дети до 7 лет) можно даже и покормить, если он не может терпеть. Особое внимание уделяется и вопросу детской исповеди, так как в русской традиции сложилось так, что исповедь, практически утратив значение самостоятельного Таинства, превратилась в обязательный элемент подготовки к причастию – своеобразным пропуском к Чаше со Святыми Дарами. А потому большинство интернет и печатных источников категорично говорит об обязательной исповеди перед причастием ребенка, начиная с семилетнего возраста.

Еще одной особенностью является в общем-то своеобразное невнимание к теме подготовки ребенка к причастию – в сознании многих священников ребенок предстает таким своеобразным недоделанным взрослым, а потому ему просто надо все «объяснить», вроде как слабоумному. Например, на вопрос о том, можно ли насильно причащать годовалого ребенка, священник отвечает: «Родителям нужно приложить усилия и со своими детками дома беседовать о Церкви и Таинстве. После причастия можно дать ребеночку что-нибудь вкусненькое, создать радостную обстановку для малыша. Ставить в пример тех деток, которые спокойно причащаются. И со временем Ваш ребенок привыкнет, и будет хорошо, спокойно причащаться». Хороший ответ, правильный. Проблема только в том, что беседовать с годовалым ребенком о Церкви и Таинстве в общем-то можно сколько угодно – также как об астрофизике или нанотехнологиях. В этом возрасте уровень восприятия информации, как, собственно, и детская память, имеют свои особенности: «В раннем детстве и в младшем дошкольном возрасте память имеет непреднамеренный, непроизвольный характер. В этом возрасте перед ребенком еще не возникают задачи запомнить что-либо для воспроизведения в будущем. Двух-трехлетний ребенок запоминает только то, что имеет для него актуальное значение в данный момент, что связано с его непосредственными жизненными потребностями и интересами, что оказывает на него сильное эмоциональное действие”. То есть смысла именно «беседовать с годовалым ребенком о значении церкви» нет, хотя, конечно, сами родители могут получить от этого несказанное удовольствие и почувствовать свою значительность и духовное мастерство – ведь они взращивают свое чадо в вере.

Однако, как и во всех вопросах, касающихся воспитания ребенка, надо трезво отдавать себе отчет, к чему ведет то или иное родительское действие, а уж тем более такой масштабный «проект», как воцерковление собственных детей. И здесь, мне кажется, главная ошибка заключается именно в том, что к детям относятся в лучшем случае как к потенциальным взрослым, в худшем – как к реальной помехе богослужению, которую путем воспитания надо выдрессировать и превратить в благочестивую копию древних монахов.

В медицине, как и в психиатрии, например, существуют специальные, именно детские врачи, и выделяется детская и подростковая психиатрия. Это не случайно: детский организм (на физическом и психическом уровнях) отличается от взрослого настолько, что взрослый врач (если он профессионал) не будет лечить ребенка. Для этого существуют педиатры и детские хирурги, окулисты и проч. Я думаю, что подобную параллель можно провести и с духовным пастырством – возможно, нам нужны «специализированные» детские священники, нужно «детское богословие». Хотя, как я понимаю, этот вопрос пока не то что не решается, он даже не возникает. И это вполне объясняется тем, что основной груз воспитания ребенка лежит, безусловно, на плечах родителей.

Попытаемся рассмотреть вопрос о подготовке детей к причастию исходя не из научных богословских трудов, которых у нас, как уже было сказано, в общем-то нет, а из собственного опыта, который, конечно, как и всякий опыт, имеет свои недостатки, а именно ограниченность и личные, характерные черты. Но тем не менее, и этот опыт может стать началом дискуссии о воцерковлении детей.

Итак, я бы, в первую очередь, разделила вопрос о подготовке детей к причастию на несколько подвопросов по разным критериям: возраст ребенка, количество детей в семье, воцерковленность семьи, а также собственные семейные традиции.

Подход к подготовке ребенка к причастию зависит от того, каков возраст ребенка. Так, конечно, абсурдно, как уже говорилось, заранее беседовать с младенцем до года; задача родителей, которые хотят причастить своего ребенка, – в первую очередь поднять себя с утра после бессонной ночи и укачать любимое чадо, страдающее коликой или зубками. Но мало просто встать и собраться, нужно угадать с кормлением младенчика, исходя из его «пищевого ритма». Я верю, есть на свете ангельские крохи, которые выдерживают трех-четырехчасовой перерыв между кормлениями и питаются так, словно у них внутри встроен таймер. Мои дети были другими: они требовали еды часто, кушали долго, а потом еще и обильно срыгивали. Я извиняюсь за физиологические подробности, но без них никуда – ведь если ребенка принести к причастию сразу после кормления, есть опасность, что он срыгнет и Святые Дары. Хотя эта ситуация скорее из разряда гипотетических, но тем не менее и ее надо учитывать. Если же ребенок будет слишком голоден, то вы рискуете украсить проповедь батюшки перед причастием ребенка заливистыми руладами (у нас не перевелись еще мужественные пастыри, которые читают длиннющую проповедь перед самым причастием, героически не замечая ноющих, рыдающих, шебуршащихся в первых рядах малолеток, изнывающих от ощущения полной бессмысленности происходящего), а соответственно, и сами будете нервничать: и за ребенка переживать, и стыдиться производимого вами фурора.

Таким образом, мама должна так приспособиться и к нуждам собственного младенца и к расписанию службы, чтобы и ребенка причастить, и самой при этом со стыда не умереть. Конечно, это легче сделать, если семья воцерковлена, и родители могут практически безошибочно угадать время причастия. Или же они помогают друг другу: один гуляет с коляской на улице, другой – молится в храме. Если же в храм ходит только мама с малышом, ее задача усложняется. В этот недолгий, в общем-то младенческий период главная подготовка к причастию для ребенка – это на самом деле умение мамы сохранить благодушие и позитивный настрой во время похода в храм на Литургию: донести малыша, раздеть, если жарко в храме, одеть, если холодно, не дать ему расплакаться, простоять какое-то время, держа на руках чадо, которое уже к возрасту в полугода, кстати, весит около 10 кг, ну и, конечно, причастить. И это, пожалуй, все. Может быть, не очень духовно и благочестиво, но – реально и жизненно.

С детьми старше года уже можно разговаривать – про мишек, зайчиков, белочек, машинки и многое другое. Это уже прогресс. Значит, можно пытаться и «беседовать о Церкви». Но с учетом возрастных и психических особенностей ребенка: «Отличительной чертой детской памяти является ее наглядно-образный характер. Ребенок лучше запоминает предметы и картины, а из словесного материала — преимущественно образные и эмоционально действующие рассказы и описания. Отвлеченные понятия и рассуждения, как плохо еще понимаемые, не запоминаются маленькими детьми. В силу ограниченности жизненного опыта у детей еще недостаточно развиты отвлеченные связи, и их память опирается главным образом на наглядно воспринятые отношения предметов. Осмысленное запоминание начинает развиваться у детей с появлением у них речи и в последующем все более совершенствуется, как в связи с дальнейшим развитием речи, так и по мере накопления жизненного опыта».

Таким образом, бесполезно с ребенком говорить отвлеченно, рассказывать ему о Таинствах тем языком, которым об этом пишут в большинстве катехизисов и церковных книг. Но это не означает и слюнявого сюсюкания вроде «подойди к батюшечке, сейчас он тебе даст конфеточку с ложечки», и тому подобное. Во-первых, в этом возрасте большинство родителей интуитивно понимают, что и как нужно говорить ребенку. Например, в обиход входит речь от первого лица множественного числа: «Мы сейчас будем кушать», то есть мама соединяет себя с ребенком, и все, что делает она, делает и он, и наоборот. С другой стороны, к ребенку обращаются и о нем говорят в третьем лице, используя при этом его имя собственное: «Машенька все скушала, вот молодец!».

Разговор с ребенком является предметно-наглядным, понятным, доступным и ситуативным. Это важно и можно использовать и при подготовке ребенка к причастию. По моему – может быть, ошибочному – мнению, в этом возрасте подготовка ребенка к причастию заключается в том, что мама или папа вместе с ребенком собираются и идут в храм, причем ситуация проигрывается именно на речевом уровне: «Сейчас мы встанем, умоемся, и пойдем в храм» и так далее. Каждое действие по возможности комментируется простыми предложениями, ласково, ненавязчиво и, что самое главное, без всякой ложной умильности в голосе. Не надо играть в благочестие. Если уж нет сил «щебетать» с утра, лучше совсем помолчать, чем взять фальшивую ноту. Сам поход в храм, причастие ребенка – также по возможности проговаривается.

Кроме того, ребенок в этом возрасте уже, хотя бы в фоновом режиме, «слышит», что делают родители. Поэтому можно читать правило ко Причастию в комнате, где играет или засыпает ребенок. И вы рядом, и слова молитв не покажутся ему когда-нибудь позже чем-то совершенно дикими.

Также нужно отметить и то, что частое причащение имеет не только духовную пользу и смысл, но и психологически «закрепляет» в памяти эту ситуацию: «Преобладание у детей наглядно-образной памяти не означает отсутствия у них словесно-логической памяти. Напротив, последняя развивается быстро, но для своего функционирования требует постоянного подкрепления со стороны непосредственных (предметных) раздражителей».

Однако частое причастие не должно стать самоцелью, и, конечно, всегда надо решать вопрос о том, сколько, когда и как причащать собственного ребенка, исходя не из информации, предлагаемой в книжках и интернет статьях, а из его самочувствия, его психотипа, его способности переносить нагрузки, его настроения, в конце концов. Нет ничего мучительнее, чем смотреть, как мама с папой скручивают вырывающееся чадо за руки – за ноги, а священник пытается попасть лжицей в рот извивающемуся младенцу. Все это похоже на какую-то неравную борьбу, где ребенок заранее обречен на роль проигравшего.

Об этом благодатном возрасте познания мира писали многие психологи и родители. Это время, когда ребенку все интересно, когда он ищет новых интеллектуальных и эмоциональных впечатлений, когда он может не только слушать, но и ему есть, что сказать. Иными словами, ребенок начинает осмысливать происходящее, связывать разрозненные кусочки своего опыта в единую мозаику, он начинает складывать свою картину мира. И задача родителей – помочь гармонично и красиво эту картину мира «нарисовать».

Во-первых, в этом возрасте можно уже разговаривать, читать и обсуждать. Конечно, читали и разговаривали мы и раньше, но теперь наш разговор переходит на новый уровень, да и книжки можно читать посерьезнее колобка и мойдодыра. Причем читать нужно хорошие книжки – обратите внимание: не православные, а хорошие. К сожалению, это не одно и то же. В последнее время разве что детская серия «Настя и Никита» от «Фомы» может назваться хорошей православной литературой, а если быть точным, хорошей современной детской литературой, лежащей в силовом поле православного бытия.

Почему я так настаиваю на чтении книг родителями детям? Потому что эта, казалось бы, незамысловатая семейная традиция имеет массу положительных сторон. Это и возможность побыть вместе с ребенком, посидеть бок о бок, уделив время только друг другу, это особая атмосфера душевного тепла, единой семьи, покоя и любви. Это и разговор после книжки – кто и как поступил, почему так, а не иначе. И здесь вы не только прививаете ребенку навыки пересказа, развиваете его речь, но и расставляете нужные нравственные акценты, формируете иерархию ценностей. Это та литературно-нравственная и эмоционально-мотивационная база, на которой будут строиться его знания о Церкви – именно так, а не наоборот.

Кроме чтения, как ни странно, важным, вернее, даже главным элементом подготовки ребенка к причастию является… его воспитание – обсуждение его поступков, создание нравственного компаса, усвоение понятий плохо/хорошо. Причем это должны быть нравственные понятия именно в общечеловеческой системе ценностей, а не так, что мы, православные, хорошие, а остальные, язычники, грешники, и общаться с ними нельзя, потому что они, как тот бычок из переделанного на православно-шутливый манер стихотворения, попадут в ад:

Ну а теперь обсудим, собственно, вопрос о посте и молитвенном правиле для детей в этом возрасте. Теперь, когда ребенок в общих чертах уже может понять, что такое пост, и для чего он нужен, можно приобщать его к этой семейной практике. Но это должен быть именно «детский пост» – на шоколад и мороженное, на мультики, на компьютерные игры. Хотя в этом возрасте чаще всего пост носит принудительный характер – не по желанию ребенка, а потому, что «так сказала мама». В принципе, я не вижу в этом большой беды, особенно если родители сами соблюдают пост, хотя бы частично. То есть ребенок должен «жертвовать», с родительской помощью,«излишествами», а не насущно необходимыми для его роста вещами – мясом, молочными продуктами и прочим. И еще: желательно, он должен понимать, зачем он это делает. И вот здесь объяснение«так захотела мама» не подходит. Пост не должен быть маминым самодурством, а чем-то большим – подвигом, жертвой, причастностью к жизни Церкви. И еще: он обязательно должен быть общим делом семьи, также как и чтение книги. Это то, что должно объединять семью, а не разъединять.

Что касается молитвенного правила, то в этом возрасте в общем-то бессмысленно заставлять ребенка заучивать большие куски текста или молитвы, потому что чаще всего это механическое зазубривание не результативно: «К механическому запоминанию дети прибегают лишь тогда, когда они затрудняются понять материал. Такое запоминание и у детей дает худшие результаты, чем осмысленное запоминание. Некоторое исключение составляет лишь заучивание хорошо ритмизированного бессмысленного материала (например, различных скороговорок, считалок и т. п.), запоминание которого облегчается ритмом произнесения, помогающим лучшей дифференцировке отдельных частей материала. Во всех остальных случаях бессмысленный материал запоминается детьми даже хуже, чем взрослыми. Так, исследование запоминания бессмысленных слогов детьми и взрослыми показало, что дети 7—12 лет запоминают их в 2—2,5 раза меньше, чем взрослые (данные Леонтьева). Это объясняется тем, что у взрослых имеется больше различных ассоциаций, благодаря чему они чаще связывают бессмысленный материал с чем-либо осмысленным».

Мне кажется, в этом возрасте ребенок может слышать-видеть, как готовятся к причастию взрослые, он может в самом начале постоять вместе с ними три-пять минут, прочитать коротенькие и понятные молитвы, вроде «Господи, помилуй!», но это не должно иметь принудительно-карательный характер. Максимум со стороны родителей: «Идем, вместе прочитаем молитовки».

Ребенок не должен бояться молитвенного правила и храма – не в том смысле, что там есть чудовища, а в том, что там будет скучно, долго и нудно. Да, есть дети, которые в силу своего темперамента легко переносят стояние в храме, но было бы ошибкой требовать этого от всех детей. И уж конечно, не стоит ставить в пример чужого ребенка – он хороший, стоит тихо, а ты плохой, шумишь, бегаешь. По такой логике самым хорошим в храме окажется покойник: не шумит, внимает, никому не мешает.

Да и вообще, любая соревновательность в духовной жизни и в воспитании чревата развитием зависти, разрушением доверия и потерей контакта с ребенком или между детьми. Естественная реакция родителя, когда ребенок начинает себя плохо вести, особенно в храме, где, как кажется замотанной мамочке, все смотрят на них с осуждением – это разозлиться, наказать, наругать, показать, что он плохой. Но это, мне кажется, нечестно по отношению к своему ребенку. Это попытка отстраниться; по сути дела, маленькое предательство: ты плохой, не хочу тебя знать. Как бы ни было стыдно и трудно, родители должны быть рядом с ребенком, они должны принять на себя все недовольство окружающих, а не переводить стрелки, как инфантильный подросток:«Ачё я? Он первый начал…» И вот эта солидарность, сопереживание трудных ситуаций вместе с ребенком – лучший урок верности и благочестия, уж извините за такие слова.

Итак, попробуем подвести итог. При всех своих различиях и особенностях дети до 7 лет имеют одну общую черту: они, как правило, крепко связаны со своими родителями психологической пуповиной, они еще не отделяют себя от семьи, от ее образа жизни, от атмосферы а ней. Поэтому первое и главное – это то, как и чем живут родители, что для них храм и молитва, насколько они честны перед собой и Богом, насколько они любят своего ребенка. Из всех этих кусочков складывается уникальная для каждой семьи практика детской подготовки к причастию. И здесь, мне кажется, важнее опираться на собственный родительский опыт и на любовь. Потому что в этом возрасте главная задача – не подготовить ребенка к конкретному причастию, а сделать жизнь в вере и, как следствие, в Церкви естественной составляющей в жизни ребенка.

Анна Гальперина

источник